Здесь вы найдете:
Авторское кино о военной археологии и кладоискательстве
Фото и видео отчеты
Интернет магазин старины, военных трофеев, книг и всякого разного
Интересные статьи и многое другое
Главное меню
Новости
Мои фильмы
Отзывы
Ссылки
Мои статьи
Отчеты
Рдейская чисть
Почитать
Обратная связь
Интернет магазин
 
Добро пожаловать на сайт Дмитрия Бурлачкова!
Долина Смерти Печать

"Долина Смерти"

Долина Смерти - ряд территорий в России и некоторых бывших союзных республиках, где в период с 1941 по 1945 годы во время проведения боевых действий происходило массовое уничтожение военнослужащих противоборствующих сторон.

Поиск - целенаправленное выявление останков военнослужащих, оставшихся незахороненными, а также неизвестных воинских захоронений для перезахоронения, установления личности погибших и увековечения их памяти.

Эксгумация - извлечение останков из земли. В поисковой работе проводится для идентификации останков и их перезахоронения в специально отведенных местах.

Перезахоронение - захоронение останков после эксгумации. Может проводиться по любому виду захоронений. Обычно сопровождается действиями по установлению имен погибших.

Установление личности военнослужащего - комплекс мероприятий, позволяющих установить фамилию, имя, отчество, год рождения и другие данные погибшего с использованием различных методов и источников.

Благоустройство захоронений - проведение работ по приведению кладбищ в порядок, отвечающий требованиям, предъявляемым к объектам такого рода.

Оповещение родственников - розыск родных и близких военнослужащих, имена которых были установлены в ходе поисковых работ, и передача им выявленной информации.

Поисковая разведка - обследование местности с целью определения необходимости и возможности проведения поисковых работ. Перед выездом детально изучаются географические и топографические особенности исследуемого района.

Подъемный материал - предметы, обнаруженные при проведении поисковых работ в культурном слое или на поверхности земли.

Вахта Памяти - слёт поисковых отрядов, проводимый по инициативе Совета поисковых отрядов, местных властей при материально-техническом обеспечении воинских гарнизонов и частей в районах массовой гибели военнослужащих в годы войны, осуществляемый несколько раз в год.

План работы

Введение.
1. История поиска.
2. Поиск и право.
3. Боеприпасы.
3.1. Артиллерийские снаряды.
3.2. Миномётные выстрелы.
3.3. Ручные гранаты.
3.4. Ружейные и ружейно-ручные гранаты.
3.5. Инженерные мины.
4. Оружие.
5. Бытовой и военный мусор.
6. Амуниция.
7. Поиск останков военнослужащих.
8. Особенности поиска в степных регионах.
8.1. Источниковедческий этап.
8.2. Разведочный этап.
8.3. Раскопочный этап.
9. Особенности проведения поиска под водой.
9.1. Объект поиска.
9.2. Организация подводного поиска.
9.3. Безопасность во время поиска.
9.4. Подводное обследование.
9.5. Подъём экспонатов.
9.6. Отчёт об экспедиции.
10. Учет результатов поисковых работ.
11. Работа в архивах.
12. Классификация захоронений.
12.1. Плановые воинские захоронения
12.2. Боевые захоронения
12.3. Санитарные захоронения
12.4. Незахороненные останки
12.5. Мемориальные захоронения
12.6. Временные захоронения
12.7. Перезахоронения
13. Обоснование процесса эксгумации
14. Эксгумация захоронений
14.1. Эксгумация глубоких захоронений
14.2. Эксгумация незахороненных останков
14.3. Перезахоронение останков
15. Установление личности военнослужащих
15.1. Документы, удостоверяющие личность военнослужащих Рабоче-Крестьянской Красной Армии.
15.2. Личные вещи, обмундирование и другие источники
15.3. Воинские звания военнослужащих РККА
15.4. Личные опознавательные знаки иностранных армий и особенности работы по захоронениям иностранных военнослужащих
16. Анатомическая экспертиза
16.1. Установление видовой принадлежности костных останков
16.2. Установление расовой принадлежности
16.2.1. Установление расовой принадлежности по строению черепа
16.2.2. Установление расовой принадлежности по зубам
16.3. Установление принадлежности к полу
16.3.1. Установление принадлежности к полу по строению костей черепа
16.3.2. Установление принадлежности к полу по строению костей таза
16.4. Другие особенности
16.5. Установление возраста
16.5.1. Установление возраста по строению черепа
16.5.2. Установление возраста по строению зубов
16.5.3. Установление возраста по костям скелета
16.6. Определение роста по трубчатым костям
16.7. Определение повреждений костных останков
16.8. Оформление документации
Заключение.
Список использованной литературы.

Введение.

В настоящее время Долина Смерти - это пустынные, заброшенные людьми территории, где отсутствуют поселения, дороги, другие коммуникации. Земля в Долине Смерти буквально усеяна человеческими останками, оружием и боеприпасами, осколками снарядов и мин, уничтоженной военной техникой, воронками от разорвавшихся бомб, остатками блиндажей, окопов, ячеек. С момента окончания войны прошло более полувека, но за всё это время государственная власть со всеми своими неограниченными ресурсами так и не позаботилась собрать по местам сражений этой страшной и жестокой войны безымянные останки тех, кто отдал жизни за свою страну, за благо своего народа; не установлены личности павших воинов, не отданы последние почести, не обрели достойного захоронения жертвы чудовищной человеческой мясорубки. Что ж, у государства нашлись более важные дела, а между тем в Долине Смерти по сей день продолжают подрываться на боеприпасах люди, техника и домашний скот - стоит заметить, что, помимо прочего, не было проведено и полного разминирования территории.

Для каждого, кто хоть раз побывал на раскопках в Долине Смерти, становится очевидным, каким цинизмом наполнены слова “Никто не забыт, ничто не забыто”... Эти слова можно прочитать практически везде: на мраморных обелисках и крепостных стенах, в музеях, на мемориалах у Вечного огня. Их декламируют, повторяют, приводят в подтверждение нашей памяти, заботы и всестороннего внимания к героическому прошлому, к тем, кто вернулся с полей Великой Отечественной, и к тем, кто остался там навсегда....

Только сейчас мучительно медленно люди начинают осознавать, что долгие десятилетия они относились к своей истории, к своему прошлому и памяти без должного уважения; что за разовыми кампаниями и мероприятиями, за пропагандистской шумихой они нередко теряли реальное восприятие действительности, подменяя её шумом фанфар да лозунгами, повторяемыми как заклинания...

Имена тысяч и тысяч погибших продолжают оставаться неизвестными для нас. На огромной территории страны, там, где более полувека назад грохотала война, лежат в земле те, о ком в лучшем случае можно прочесть - “пропал без вести”. О той великой войне написано много, но военная историография, как и вся официальная пропаганда, сообщала нам, как мы теперь знаем, далеко не всё.

Почему-то она не была заинтересована ни в объективной оценке истинных человеческих потерь, ни в выявлении их действительных причин. А люди, как в России, так и в других странах, хотят знать правду. Всю правду. И в первую очередь - о жертвах страшной войны. Куда же идти людям, не доверяющим официальной версии истории? Кто даст им тот единственный, честный ответ?

Самые разные люди посещают Долину Смерти. Поисковые отряды ищут останки, солдатские медальоны-смертники, красноармейские книжки, ордена и медали, чтобы с их помощью установить личности убитых и захоронить их в братских могилах. Трофейщики и мародёры, известные как чёрные следопыты, приходят в Долину за холодным и огнестрельным оружием, патронами, гранатами, минами, снарядами, они разыскивают и раскапывают неизвестные захоронения советских и германских военнослужащих в поисках золотых зубов и обручальных колец, личных вещей и наград - всё это впоследствии оседает в частных музеях или идёт на продажу, обеспечивая стабильный доход самодеятельным военным археологам, ибо спрос на подобные вещи со временем не ослабевает. Местных жителей из населённых пунктов на окраинах Долины, в первую очередь, интересуют стрелковое оружие и боеприпасы к нему, взрывчатые вещества и детонаторы для браконьерского отстрела зверя и глушения рыбы - необходимость выживания на постсоветском пространстве и нищета большинства населения диктуют свои суровые условия. В последнее время появилась новая, довольно многочисленная категория людей, которые приходят в Долину Смерти исключительно за ломом цветных металлов - в полулегальных пунктах приёма, которые есть практически в каждом районном центре и крупных сёлах в России охотно принимают латунные гильзы, алюминиевые котелки, кружки и фляги, медные ободки от артиллерийских снарядов, обломки дюралевой обшивки с разбившихся вдребезги самолётов.

Для кого-то походы в Долину являются средством заработать на жизнь, кто-то приходит туда из пламенного патриотизма, для кого-то это хобби и просто увлекательное времяпровождение - но всех этих людей объединила война. Многие мародёры в прошлом начинали свою деятельность в поисковых отрядах, но, разочаровавшись в поиске и убедившись, что кроме них это никому не нужно, перешли на нелегальное положение. Не секрет, что иногда чёрные следопыты используют официальные поисковые структуры как прикрытие, участвуют в поисковых мероприятиях, преследуя свои скрытые цели. Таким образом, всех, кто ходит в Долину Смерти, вне зависимости от поставленных целей, можно назвать сталкерами.

1. История поиска.

 Начало поисковому движению положили, конечно же, фронтовики. Почти на каждом участке гигантской линии фронта в послевоенные годы находился один или два бывших участника войны, которым не давала покоя мысль, что их товарищи, оставшиеся в памяти молодыми и сильными, в пропотевших гимнастерках и перепачканных окопной глиной шинелях, лежат брошенные и никому не нужные, скрытые только ковром опавших листьев и прошлогодней хвои. Будто и не жили. Словно не выкладывались до конца в своем солдатском труде.

После окончания войны, когда налаживалась мирная жизнь, ветераны-фронтовики, устроившиеся на работу в образовательные учреждения, в военкоматы, органы государственной власти, привлекали молодёжь, сослуживцев к участию в мероприятиях по поиску, перезахоронению и установлению личности павших воинов, проводя тем самым работу по патриотическому воспитанию подрастающего поколения. Следует отметить, что первые поисковые отряды появились уже в середине 60-х годов прошлого века, как правило, на базе школ, училищ и техникумов.

“В 1964 году на базе краеведческого кружка была создана наша группа, первым руководителем которой стал бывший участник Великой Отечественной войны, преподаватель училища Засечкин Николай Иванович. Именно из его рассказов, таких не похожих на содержание красочных страниц некоторых книг о войне, события грозных и героических лет Великой Отечественной войны мы приняли сердцем и душой, да так, что порой кажется, что сами их пережили” - так описывает историю создания отряда “Поиск” Кондровского педагогического училища его руководитель Александр Николаевич Краснов, ушедший из жизни в декабре 1988 года. Около 30 лет занимался он с группой энтузиастов благородным делом поиска останков советских людей, их захоронения и увековечения в камне, металле, памяти людей имён тех, кто пал на поле боя, кто считается до сих пор пропавшим без вести. Сейчас отряд, которым он руководил, носит его имя [14].

К 80-м годам поиск из занятия одиночек стал массовым народным движением. Однажды попав на проводимые поисковые мероприятия, люди возвращались в Долину Смерти снова и снова, как будто слышали зов, которому невозможно оказать сопротивление.

“…Низкий поклон тем, кто ищет, находит, восстанавливает утраченные имена. Сегодня им слово, командиру группы “Юг” Александру Полусминкину и члену московского отряда “Поиск” Сергею Селиванову.

- Когда и как вы начали заниматься поиском?

А. Полусминкин.: “У меня это, можно сказать, получилось случайно. Познакомился с Виктором Силаенко, который к тому времени уже был специалистом в этом деле. Он-то и предложил мне съездить в Вяземский район поработать на раскопках. Рассказ Виктора о том, сколько ему и его товарищам удалось найти медальонов, восстановить имена тех людей, которые до недавнего времени считались пропавшими, взволновал меня, и я, конечно же, не раздумывая, принял предложение Виктора.

“Было это два года тому назад. Трудненько мне пришлось без привычки: сколько кубометров одной только земли было перекопано - не сосчитать! В первый свой выезд я познакомился со всеми работами, которые приходится выполнять поисковикам”.

С. Селиванов: “Ко мне это пришло не случайно. Ещё будучи солдатом срочной службы, я для себя решил, что серьезно займусь поиском воинов, пропавших без вести, ведь это несправедливо: многие из тех, кто принес на алтарь Победы самое дорогое - свои жизни, - оставались безымянными” - вот что рассказали поисковики о причинах, побудивших их заняться в свободное время поисковой работой в интервью В. Ивановой, корреспонденту газеты “Ленинский путь”, на Вяземской Вахте Памяти 1990 года [16].

2. Поиск и право.

В течении более чем 40 лет с момента окончания войны в 1945 году поисковые отряды проводили свою деятельность на территории СССР в отсутствие какой бы то ни было законодательной базы, регулирующей эту деятельность. Государственная власть на протяжении всего этого времени как бы не признавала существование проблемы последствий войны, в большинстве случаев не мешая поисковикам заниматься своим делом, но и не помогая им, поэтому поисковым отрядам приходилось рассчитывать только на свои собственные ресурсы. Правовой прорыв в регулировании поисковой деятельности произошёл только в 1988 году, после начала перестройки, когда государство издало сразу ряд директив, постановлений, положений. Это, в частности, Директива Министра обороны СССР и Начальника Главного Политического Управления Советской Армии и Военно-Морского Флота от 9 мая 1988 года № 30 “Об оказании помощи местным советским органам в работе по увековечению памяти защитников Родины” [8], приуроченная к празднованию годовщины Дня Победы; Постановление Коллегии Министерства обороны СССР и Бюро ЦК ВЛКСМ от 19 октября 1988 года №17/5а “Об усилении работы по увековечению памяти защитников Родины, воспитанию молодёжи в духе гражданственности и патриотизма, готовности к выполнению воинского долга” [9]; Положение “О военно-патриотическом объединении, клубе (ВПО), создаваемом комитетами ВЛКСМ, ДОСААФ, военными комиссариатами”, утвержденое Секретариатом ЦК ВЛКСМ и согласованное с Министерством обороны СССР и с ЦК ДОСААФ СССР [12].

Все эти документы фактически признавали существование поисковых структур. Властью была предпринята первая попытка подведения законодательной базы, регулирующей цели и задачи поискового движения. 8 февраля 1991 года вышел Указ Президента Союза Советских Социалистических Республик “О дополнительных мерах по увековечению памяти советских граждан, погибших при защите Родины в предвоенные годы и в период Великой Отечественной войны, а также исполнявших интернациональный долг” [13], а через несколько месяцев СССР как государство перестал существовать.

В последующие годы выходит ряд федеральных законов РФ, Постановлений Правительства России, имеющих прямое отношение к поисковым структурам и проводимой ими деятельности. Это, в первую очередь, Постановление Правительства Российской Федерации от 16 декабря 1992 года № 979 “О подписании Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Федеративной Республики Германии об уходе за военными могилами в Российской Федерации и Федеративной Республики Германии” [17]; Закон Российской Федерации “Об увековечении памяти погибших при защите Отечества” от 1993 года [18] и Постановление Правительства Российской Федерации от 12 августа 1994 года № 910 “О мерах по реализации Закона Российской Федерации “Об увековечении памяти погибших при защите Отечества” [22]. Эти документы в настоящее время являются основой правовой базы для проведения поисковых работ. К ним относятся также: Соглашение между Правительством Российской Федерации и правительством Итальянской Республики от 27 января 1994 года “О статусе мест погребения российских военнослужащих и гражданских лиц в Италии и итальянских военнослужащих в России, погибших во второй мировой войне” [21]; Постановление Правительства Российской Федерации от 13 января 1995 года № 33 “О мерах по реализации межправительственных соглашений об обеспечении сохранности и порядке содержания российских (советских) воинских захоронений за рубежом и иностранных воинских захоронений в Российской Федерации” [23]. Названные документы предусматривают порядок взаимодействия общественных поисковых формирований с государственными структурами. “В целях выявления неизвестных воинских захоронений и непогребенных останков, установления имен погибших или имен пропавших без вести проводится поисковая работа. Она организуется на основе местных программ и проводится общественными объединениями, уполномоченными на проведение такой работы органами государственной власти и управления. Проведение поисковой работы в местах, где велись военные действия, а также вскрытие воинских захоронений в порядке самодеятельной инициативы запрещается” - говорится в статье 8 Закона. [18]. Поисковая группа, отряд или объединение должны быть официально зарегистрированы, иметь документы, удостоверяющие формирование как поисковую структуру. Работы по поиску, эксгумации, захоронению и перезахоронению должны быть согласованы с местными органами власти и управления по месту их проведения.

Работы по поиску, эксгумации и перезахоронению иностранных военнослужащих, обустройству кладбищ и уходу за ними, в соответствии с Соглашениями между Правительством Российской Федерации и Правительствами Венгерской Республики, Республики Польша, Республики Италия, Словацкой Республики, Федеративной Республики Германии, Финляндской Республики и Японии возлагаются на организации, уполномоченные Правительством Российской Федерации на выполнение задач, вытекающих из этих соглашений для российской стороны [24, 26].

Таким образом, согласно действующему российскому законодательству, производство работ по иностранным захоронениям недопустимо без согласования с организациями, уполномоченными Правительством Российской Федерации на выполнение задач российской стороны по реализации конкретных соглашений. По межправительственным соглашениям такими полномочиями наделена Ассоциация международного военно-мемориального сотрудничества “Военные Мемориалы”.

Однако, справедливости ради, стоит отметить, что на практике в большинстве случаев работы как по иностранным, так и по советским захоронениям проводятся нелегально мародёрами и некоторыми поисковыми отрядами без должного соблюдения российского законодательства, регулирующего эту сферу деятельности.

Наиболее часто поисковики, равно как и другие посетители Долины Смерти, попадают под действие статьи 222 Уголовного кодекса Российской Федерации (“Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение огнестрельного оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств” - часть 1, а также “Незаконные приобретение, сбыт или ношение газового оружия, холодного оружия, в том числе метательного оружия, за исключением тех местностей, где ношение холодного оружия является принадлежностью национального костюма или связано с охотничьим промыслом”, - часть 4). Члены поисковых отрядов чаще попадают в поле зрения сотрудников правоохранительных органов, ввиду того, что их имена, фамилии, адреса находятся в списках поисковых отрядов, чего нельзя сказать о прочих посетителях Долины, таких как чёрные следопыты.

Ни для кого не секрет, что всевозможных видов вооружения в Долине Смерти много, на любой вкус – огнестрельное оружие и патроны к нему, взрывчатые вещества и детонаторы, штыки и штык-ножи. Оружие невероятно доступно, и практически любой человек может придти в Долину, найти, почистить, приведя в рабочее состояние, вынести и использовать его. С трудом верится заверениям чиновников о том, что представители криминального мира и террористы для своей противозаконной деятельности, как правило, не используют оружие и взрывчатку, оставшиеся со времён Второй Мировой, предпочитая современные образцы. Оружие из Долины - “чистое”, не использовавшееся со времён войны, поэтому проследить его путь по номеру, баллистическим характеристикам и другим отличительным особенностям практически невозможно. И хотя это нигде особо не афишируется, очевидно, что у некоторых преступных сообществ и террористических организаций налажены прочные связи с отдельными представителями чёрных следопытов. Нередки случаи, когда предприниматели с сомнительной репутацией объезжают населённые пункты на окраинах Долины Смерти и покупают оружие, боеприпасы и взрывчатые вещества за бесценок у обнищавшего местного населения.

О многом говорят и сообщения из раздела криминальной хроники по отдельно взятому российскому региону, к примеру, Ленинградской области [28].

“Почти 60 процентов изымаемой в Петербурге и Ленобласти взрывчатки, как показывает официальная статистика, выплавлено из боеприпасов. По словам оперативников 11-го отдела Управления уголовного розыска ГУВД, занимающегося борьбой с незаконным оборотом оружия и взрывчатых веществ, военных трофеев на территории области хватит не на одно поколение.

Сотрудники отдела уверены, что хотя с поверхности собрано действительно все, но на глубине нескольких метров оружия и боеприпасов еще предостаточно. Все заявления самих “черных следопытов” о том, что там уже все раскопано и ничего не осталось, не более чем попытка отвлечь внимание конкурентов. “Копательство”, по мнению оперативников, для многих не просто хобби, как они это любят представлять, а способ неплохо заработать. И копаный тротил, и восстановленное оружие (правда, реже) своего покупателя находят. Мнение о том, что откопанное оружие и боеприпасы с годами потеряли свои свойства и боевые качества, оперативники считают совершенно необоснованным. Основным рынком сбыта найденного в Ленобласти оружия, боеприпасов и выплавленной взрывчатки является Петербург. К услугам следопытов прибегают как преступники-одиночки, так и криминальные группировки.

Что касается самих “черных следопытов”, то наиболее профессиональные из них - это интеллектуалы, хорошо знающие историю и оружие, с авантюристским складом ума. Они могут не только отыскать оружие, но и отреставрировать, выплавить взрывчатку, а иногда и самостоятельно изготовить взрывное устройство. Профессионалы-следопыты практически не занимаются ничем другим, кроме “копательства”.

По мнению оперативников 11-го отдела УУР, смертоносные “клады” могут соперничать с современными военными хранилищами боеприпасов. За последнее время задерживались люди, хранившие по 30-40 килограмм тротила, целые арсеналы оружия, включая станковые пулеметы.

В последнее время отношение следствия и суда к “черным следопытам” ужесточается - очевидно, свою роль сыграли участившиеся криминальные взрывы и теракты на территории России и в мире. И по мнению оперативников, условное наказание и подписка о невыезде - неоправданно мягкие меры. При том, что при обыске подозреваемому обязаны предложить добровольно сдать запрещенные предметы. Такая выдача, согласно примечанию к статье 222 УК РФ, освобождает подозреваемого от уголовной ответственности. Так же, как и заранее написанное заявление о добровольной сдаче оружия или боеприпасов, если копателя задержали на улице”.

“38 артиллерийских немецких снарядов общим весом 228 килограмм и около 3,5 килограмма взрывчатки в толовых шашках изъяли 5 апреля оперативники РУБОП в тайнике, расположенном неподалеку от воинского мемориала, на месте бывшей деревни Липовик Киришского района области.

Как сообщили в пресс-службе РУБОП, “хозяином” тайника оказался 36-летний житель города Кириши. По его словам, взрывчатку и боеприпасы (в тайнике также находились ручная граната производства Германии и 486 патронов различного калибра) он нашел на линии фронта, проходившей в районе города Кириши во время войны. “Черный следопыт” уверяет правоохранительные органы в том, что не собирался использовать “боекомплект” каким-либо образом, а собирал взрывчатку и боеприпасы исключительно для пополнения своей коллекции.

Оперативники РУБОП проводят мероприятия по установлению других возможных мест хранения оружия и боеприпасов, собранных “черным следопытом”.

А днем раньше в Кировском районе Ленобласти было изъято более 3 килограмм тротила. Их сотрудники ИДПС обнаружили на объездной дороге неподалеку от мемориала “Синявинские высоты” у 16-летнего жителя Никольского. Кроме этого у него оказались штык-нож, 232 патрона калибром 7,62 мм и 18 тротиловых шашек общим весом 3,5 килограмма. Все обнаруженные боеприпасы - времен ВОВ. По словам задержанного, он - следопыт одного из поисковых отрядов”.

“Около 32 килограмм тротила и более 4 тысяч патронов к винтовке Мосина и пистолету “ТТ” были изъяты 6 апреля оперативниками 11-го отдела Управления уголовного розыска из тайника 29-летнего жителя Зеленогорска, занимающегося раскопками в местах бывших боев Великой Отечественной войны.

В том же тайнике находились 7 гранат РПГ с взрывателями и 4 гранаты “Ф-1”. По словам задержанного, боеприпасы времен войны были им обнаружены осенью прошлого года у мемориального комплекса на Синявинских высотах в Кировском районе Ленинградской области. Взрывчатое вещество “черный следопыт” выплавлял из снарядов, найденных там же.

Изъятые взрывчатка и боеприпасы были уничтожены саперами Ленинградского военного округа на месте обнаружения, поскольку их транспортировка показалась небезопасной”.

“Сразу несколько хранилищ боеприпасов времен ВОВ было обнаружено 3 марта в Кировском районе Ленобласти. В районе Невского пятачка сотрудники милиции нашли 7 реактивных снарядов и 12 артиллерийских снарядов калибром 76 мм.

В тот же день в районе деревни Арбузово было найдено еще одно хранилище: сотрудники милиции в лесном массиве обнаружили 409 ручных гранат “Ф-1”, а также 1002 реактивных патрона калибром 30 мм.

Третий арсенал находился в районе Зольной сопки - здесь сотрудниками милиции было найдено 867 снарядов калибром 152 мм. Все обнаруженные боеприпасы относятся к временам Великой Отечественной войны. Не исключено, что указанные хранилища являлись тайниками “черных следопытов”.

Еще одно хранилище выявлено в Кировском районе Ленобласти. При выезде в район Синявинских высот опергруппа 11-го отдела УУР ГУВД в выкопанной в земле воронке обнаружила целый арсенал: 64 минометные мины калибром 80 мм немецкого производства (общее содержание тротила в них составило 38 килограмм), 4 гранаты “Ф-1” (общее содержание тротила - 200 грамм), а также разнокалиберные патроны - к винтовке Мосина, карабину “маузер” и пистолету “ТТ” - в количестве 2300 штук.

Все найденные боеприпасы были вывезены на спецполигон и уничтожены”.

Как говорится, комментарии излишни…

3. Боеприпасы.

Пожалуй, самые опасные находки в Долине - это мины, гранаты, снаряды. Следует помнить, что боеприпасы пролежали в земле более 50 лет, и за это время вполне могли измениться характеристики взрывчатого вещества, которым их начиняли. Это зависит от многих условий: типа почвы (кислотная или щелочная, песчаная или суглинок), от режима влажности и температуры. Например, тринитрофенол - пикриновая кислота, которую применяли в качестве взрывчатого вещества, вступая во взаимодействие с окислами железа (ржавчиной) и аммиаком, образует новые высокоактивные химические соединения - так называемые пикраты, поведение которых предсказать невозможно: такие боеприпасы могут взорваться от удара, огня, перепада температуры и тому подобного. Многие считают, что наиболее распространенный вид взрывчатого вещества - тол - довольно безопасен, и иногда даже выплавляют его из корпуса мины или снаряда. Надо помнить, что изменения в химическом составе тола также могут произойти, и подобная операция может закончиться взрывом. Случаи подрыва при попытке выплавить взрывчатку не единичны [5].

3.1. Артиллерийские снаряды.

Артиллерийские снаряды во времена Второй Мировой войны применялись различных типов: фугасные, осколочно-фугасные, бронебойные, зажигательные, шрапнельные, дымовые и так далее. Взрыватели (боеголовки) устанавливались, как правило, инерционного (ударного) действия, как моментального срабатывания, так и замедленного. В некоторых видах снарядов устанавливались донные взрыватели инерционного типа. Отличительный признак - два неглубоких отверстия в донной части снаряда. Все они, за исключением бронебойных цельнолитных снарядов-болванок, представляют реальную опасность. Особо опасными считаются снаряды, прошедшие через канал ствола орудия, так называемые “отказники”. Отличительные признаки: следы нарезов на ведущем медном пояске снаряда, следы деформации взрывателя, вмятины на корпусе. Довольно часто встречаются снаряды без головной части (взрывателя) - это следы частичного обезвреживания саперами. В этих случаях взрывчатка еще более подвержена изменению, особо опасны такие снаряды при попадании в огонь. При разрыве радиус поражения осколками может достигать нескольких сотен метров.

3.2. Миномётные выстрелы.

Артиллерийские мины применялись следующих типов: осколочные, фугасные, осколочно-фугасные, дымовые, зажигательные, осветительные, агитационные. В годы войны только в СССР было изготовлено несколько сотен миллионов мин. В подавляющем большинстве мины были снабжены инерционными взрывателями мгновенного действия. В боевое положение (“на взвод”) взрыватель ставился автоматически в момент выстрела из миномета, поэтому при обнаружении артиллерийской мины с пробитым капсюлем пиропатрона следует быть особенно внимательным: такие мины чрезвычайно опасны в обращении, и разбирать их не рекомендуется, так как толстостенный корпус мины довольно хорошо сохраняет механизм взрывателя, а значит, он может сработать в любой момент.

Особо опасна немецкая минометная осколочная прыгающая мина калибром 80 миллиметров образца 1939 года. В носовой части мины, крепящейся к корпусу четырьмя винтами, находится первый взрыватель, приводящий в действие пороховой заряд, который подбрасывает мину в воздух. На высоте примерно человеческого роста срабатывает второй, основной взрыватель, и происходит взрыв. По внешнему виду эта мина почти не отличается от обычной. Единственный отличительный признак - четыре винта (шлиц под отвертку) на головной части. Коварство этих мин заключается в том, что при отсутствии или удалении носового взрывателя полностью сохраняется взрывоопасность из-за наличия второго (главного) взрывателя, скрытого в корпусе мины.

3.3. Ручные гранаты.

Среди ручных гранат советского производства довольно часто встречается оборонительная граната Ф-1 (“лимонка”). При взрыве радиус поражения осколками составляет около 100 метров. Иногда такие гранаты попадаются без запала - с ввернутой в запальное отверстие эбонитовой пробкой, но чаще - с запалом. Если чека и кольцо на запале отсутствуют - граната особо опасна.

Кроме того, часто при проведении работ в Долине находят ручные гранаты РГД-33 с “рубашкой” или без нее. Такие гранаты ставились в боевое положение отведением рукоятки назад и фиксировались поворотом. Встречаются также и гранаты РГ-42. Правила обращения с ними такие же, как и с гранатами “Ф-1”.

Реже встречаются противотанковые гранаты РПГ-40. У этой гранаты, как и у РГД-33, запал мгновенного действия вставлялся в запальное гнездо, расположенное в верхней части корпуса. Подобная граната, найденная с запалом, опасна - из-за фольги и водостойкого лака на капсюле-воспламенителе детонатора последние часто остаются рабочими.

Из немецких ручных гранат довольно часто встречаются яйцевидные гранаты типа Р-39. Эти гранаты имели либо терочные запалы, либо запалы ударного действия, а немецкие ручные гранаты М-24 (так называемые “колотушки”) - терочные запалы, устанавливаемые в корпусе гранаты. Чтобы привести такой запал в действие, необходимо было отвернуть крышку на конце рукоятки и дернуть за шнурок (это может быть керамическое колечко или шарик). Для борьбы с танками и бронеавтомобилями, а также для разрушения заграждений и убежищ применялись связки таких гранат. Следует быть особо осторожным с подобными гранатами: среди них встречаются и заряженные пикриновой кислотой. У таких гранат стоит большая чёрная цифра 5 на корпусе.

3.4. Ружейные и ружейно-ручные гранаты.

Советские ружейные гранаты системы Дьякова предназначались для стрельбы из винтовки (карабина) со специальной насадкой. Встречаются оборонительные (с “рубашкой” на корпусе) и наступательные (без “рубашки”). Они имели взрыватель, установленный внутри корпуса, в нижней части, который срабатывал от порохового замедлителя, или взрыватель ударного (инерционного) действия, устанавливаемый в передней части корпуса гранаты.

Немецкие ружейно-ручные гранаты (осколочные, агитационные, бронебойные) предназначались для стрельбы из винтовки, карабина, или из автомата со специальной насадкой. Также они могли использоваться и как обыкновенные ручные гранаты. Взрыватели инерционные, мгновенного действия, или дублированые с запалами терочного типа. Все эти разновидности гранат в их хвостовой части имеют одинаковый калибр - около 30 миллиметров - и готовые нарезы, соответственно калибру и устройству мортирок ружейных гранатомётов, и снабжены специальными винтовочными холостыми патронами, находящимися в индивидуальной укупорке каждой гранаты, причём холостой патрон для стрельбы большими гранатами из ружейного гранатомёта имеет увеличенный заряд, деревянную пулю и двойное дульце. Все ружейные гранаты, как советские, так и немецкие, опасны при толчках и ударах.

3.5. Инженерные мины.

Во время войны широко применялись следующие типы инженерных мин: противопехотные, противотранспортные, противотанковые, объектные и специальные, такие как мины-ловушки, сигнальные, диверсионные. Из советских мин в Долине Смерти часто встречается противопехотная мина ПОЗМ-2 со взрывателем натяжного действия.

Такие мины устанавливались на деревянных кольях, как правило, в шахматном порядке, на расстоянии 5-6 метров. При обнаружении опасна с установленным взрывателем. Может встретиться и противопехотная мина ПМД-6 в деревянном корпусе со взрывателем нажимного действия.

Среди германских противопехотных мин особо опасна шариковая прыгающая мина (мина “лягушка”). Может быть снабжена взрывателем как натяжного, так и нажимного действия. Такие мины хорошо сохраняются, особенно внутри, где установлено 3 детонатора, и могут сработать от любых неправильных действий. Не рекомендуется проверять запальные гнезда (детонационные колодцы) каким-либо предметом.

Из противотанковых мин часто попадается германская TMI-35 или TMI-42. Такие мины, кроме верхнего взрывателя двойного действия (натяжного и нажимного), могли снабжаться также боковыми и донными взрывателями на неизвлекаемость. Среди советских противотанковых мин часто обнаруживаются мины Т-35 в металлическом корпусе.

Найденные зенитные и любые малокалиберные снаряды, как советского, так и германского производства, чрезвычайно опасны. Сапёры не разминируют подобные находки.

Опасны все немецкие авиабомбы с боковыми взрывателями, а также все взрыватели с индексом CPPY. Например: ELAZ 25 CPPY. Часть взрывателей (в их числе и ZuS 40 или ZuSZ 40) конструктивно имеют противосъемные ликвидаторы [28].

Опасны большинство советских авиабомб. В основном со взрывателями и дистанционными трубками имеющими индекс “А”, например: АМ-А, ТМ-24А (без ветряночного предохранительного механизма).

Необходимо помнить, что трагические последствия при попытках самостоятельного разминирования боеприпасов могут наступить при самых неожиданных обстоятельствах. Де-юре разминирование и обезвреживание ВОП (взрывоопасных предметов) входит в компетенцию только специальных частей инженерных войск, гражданской обороны, а также специально сформированных частей других родов войск, попросту говоря - саперов. Де-факто - эксперементально установлено, что сапёры в глушь не ездят.

4. Оружие.

В старых советских фильмах о войне солдаты сплошь и рядом вооружены автоматами и пулемётами, однако это всего лишь художественный образ, миф, созданный официальной государственной пропагандой. При сопоставлении по всем возможным параметрам найденных видов советского стрелкового и не только оружия с германским выясняется, что солдаты Красной Армии воевали чуть ли не с сапёрными лопатами в руках против отлично вооружённых и укомплектованных подразделений Вермахта.

При проведении работ в Долине Смерти иногда попадаются отечественные пистолеты ТТ, револьверы системы Наган калибра 7,62 мм, а также различные иностранные образцы. Пистолеты встречаются реже стрелкового оружия примерно настолько, насколько было меньше в количественном отношении офицеров по сравнению с рядовым и младшим командным составом. Пистолеты, найденные в кобуре, сохраняются превосходно.

Чаще других встречается винтовка Мосина образца 1891 года калибра 7,62 мм. При нахождении следует обратить внимание на наличие патрона или стрелянной гильзы в казённой части ствола. Если затвор винтовки находится в закрытом положении, а в патроннике осталась гильза, то такую винтовку можно привести в рабочее состояние с помощью металлической щётки и масла, вырезав рукоятку-приклад из подходящего куска дерева.

Во всевозможных патронах в Долине нет недостатка - они лежат в обоймах, цинковых ящиках или просто навалены кучами в дёрне. Патроны можно обнаружить даже без металлоискателя, а сохраняются они в дисках и лентах к пулемётам, в подсумках и обоймах не очень хорошо. Как правило, у таких патронов отсыревшие капсюли и порох. Лучше других сохраняются патроны в запаянных цинковых ящиках - даже внутренняя картонная упаковка патронов выглядит как новая.

Советское холодное оружие представлено в Долине преимущественно четырёхгранным штыком к винтовке Мосина и штык-ножом к винтовке СВТ. Следует особо отметить, что колотые раны, нанесённые четырёхгранным штыком, практически не заживают - из-за особенностей конструкции этого винтовочного штыка края раны не затягиваются, приводя к загноению тканей тела и заражению крови.

Схемы сборки-разборки и устройства советского стрелкового оружия и его тактико-технические характеристики можно найти практически в любой библиотеке в “Наставлениях по стрелковому делу” или в специализированных иллюстрированных изданиях.

Германское оружие в Долине представлено в большем многообразии, но в меньшем количестве, чем советское. Это винтовка 98 Маузера образца 1898 года и её модификации, пистолет-пулемёт образца 1940 и 1941 годов (МП-40 и МП-41), пулемёт МГ-34 и его новая модификация МГ-42, принятая на вооружение германской армии в 1942 году взамен пулемёта МГ-34 - всё под патрон 7,9 мм Маузера. Из пистолетов можно встретить пистолет 08 образца 1908 года (Парабеллум) под 9 миллиметровый патрон Парабеллум, который, несмотря на его старое происхождение, до сих пор считается одним из самых удачных мировых образцов [30]. Реже встречается пистолет П-38 (Вальтера), который был принят на вооружение германской армии в 1938 году, под тот же 9 миллиметровый патрон. Следует отметить, что по дате выпуска патрона можно определить, правда, весьма условно, время ведения боевых действий - патрон выпущенный в 1943 году вряд ли может лежать с воинами, убитыми в процессе проведения войсковых операций 1942 года.

Из германского холодного оружия чаще других видов встречается штык-нож к винтовке 98 Маузера, который отличает от аналогичных советских образцов превосходное качество стали, из которой он изготавливался. Подобный штык-нож, найденный в ножнах, имеет хорошую сохранность. Об истории, видах, порядке сборки-разборки и прочих характеристиках германского холодного и огнестрельного оружия также написано и опубликовано много, изданы иллюстрированные книги и журналы, такие, как “Оружие вермахта” или “Пехотное оружие третьего рейха”.

Интересный момент: в эксплуатации стрелкового оружия во время войны были свои особенности. Например, у найденных германских винтовок и карабинов зачастую отсутствует затвор - солдаты вермахта не любили оставлять после себя пригодное к использованию оружие, чтобы оно в руках представителей противоборствующей стороны не было обращено против них самих. Поэтому затвор изымался и выбрасывался в болото.

В обладании трофейным, собственноручно найденным стрелковым и не только оружием, есть своё очарование, свой неистребимый фанатизм. Каждый, кто хоть раз стрелял из откопанного и восстановленного 80-миллиметрового немецкого миномёта, из пулемёта системы Дягтерёва или МГ-34, никогда в жизни не забудет необыкновенных ощущений удивительной мощи этого оружия.

Возвращаясь из экспедиции в Долину, опытные сталкеры не выносят оружие с собой, опасаясь неожиданного повышенного внимания со стороны милиции, а в случае необходимости оружие сначала прячут и маскируют у ближайшей автомобильной дороги, а затем беспрепятственно забирают позже на неприметной автомашине. Обычно восстановленное оружие хранится в Долине, его тщательно смазывают, упаковывают и хранят в специально изготовленных тайниках и схронах в земле или на кронах высоких деревьев хвойных пород, чтобы подобный тайник нельзя было обнаружить посторонним с помощью металлоискателя.

5. Бытовой и военный мусор.

Чаще всего при проведении работ в Долине Смерти попадается различный мусор, как бытовой, так и военный. Некоторые предметы обихода способны многое рассказать о характере их погибших хозяев, об их фронтовом быте и занятиях. Так, например, можно прочитать клейма с названиями городов на котелках и эмалированных железных кружках и узнать о том, откуда были переброшены части. Находят бутылки, слесарный и хирургический инструмент, колючую проволоку, стреляные гильзы - очень старые или от редких видов оружия, упаковки от провизии и консервные банки, и тому подобное. Как правило, всё это - совершенно бросовые вещи, но для многих они являются предметами коллекционирования. При обнаружении чего-нибудь интересного рекомендуется не пытаться выдернуть это из-под земли, а аккуратно, сначала лопатой, затем руками обкопать и очистить найденное. Тогда вероятность повреждения находки и случайного подрыва будет минимальной.

После первых посещений Долины у большинства следопытов просыпается нездоровый интерес к любого рода находкам, бесполезным предметам, которые они без разбора забирают с собой. Это явление известно среди многих под названием “железная болезнь”. Однако, через несколько лет подобное увлечение проходит, трансформируясь в определённое хобби - это может быть страсть к собирательству оружия, предметов амуниции и быта, личных вещей, орденов и медалей, знаков различия убитых. Опытные сталкеры забирают из Долины Смерти только особенно понравившиеся им редкие предметы - совершать многокилометровые марши по пересеченной местности с рюкзаком, набитым разнообразным хламом, за спиной со временем становится довольно утомительно.

Так же часто при обработке местности с металлоискателем попадаются осколки от мин и снарядов различной величины. Иногда эти осколки находят застрявшими в костях человеческого скелета и черепа. Подобные осколки некоторые сталкеры склонны наделять мистическими свойствами, изготавливая из них брелоки и нательные обереги - если этот кусочек железа уже отнял один раз жизнь у человека, возможно, что в следующий раз, в момент опасности, он защитит и спасёт эту самую жизнь другому человеку. Это правило аналогично применимо к шрапнели, ружейным пулям и тому подобным мелочам.

Особенно приятно бывает найти бытовую свалку, оставшуюся после многомесячного пребывания подразделения германских солдат на бруствере блиндажа, раскопать её, вытащить на свет Божий множество закручивающихся жестяных пробок, осколков винных бутылок, обрывков проводов и остатков батарей от радиостанции, сломанных столовых приборов и погнутой посуды, прочего мусора неизвестного происхождения вперемешку с гильзами и патронами от самых разных видов стрелкового оружия.

Что касается степени сохранности находок, то здесь все зависит от типа почвы. Тяжелые виды грунта, такие, как торф и глина, перекрывают доступ кислорода к лежащим даже на небольшой глубине предметам, и поэтому там можно обнаружить сохранившийся деревянный ящик, картонку, блестящие гильзы и железо, покрытое только тонкой черной патиной. Но зато и человеческие останки там частично консервируются - из такого раскопа несет смертью за несколько метров, на внутренней стороне каски можно обнаружить волосы и остатки мозга, в рукавицах и обуви кроме костей попадаются ногти и прочая неприятная на вид субстанция [29].

6. Амуниция.

Что же касается элементов амуниции, таких как каски, пряжки, пуговицы, знаки различия и награды, то они, как бытовой и военный мусор, являются проявлениями военной культуры того времени. Как правило, за подобными предметами охотников куда больше, поэтому у некоторых искателей выработалось негативное отношение к тем, кто забирает из Долины Смерти амуницию, подчас непосредственно с эксгумированных останков. В последнее время повышенным спросом стали пользоваться антуражные вещи: не просто медаль - а медаль простреленная, не обычный котелок - а с надписями и теми же пулевыми отверстиями. Некоторые личные вещи способны помочь опознать их без вести пропавших владельцев. Надписи на кружках, котелках, ложках, ремнях, номера орденов и медалей способны оказать дополнительную помощь в идентификации останков. С другой стороны, личные вещи могли переходить из рук в руки, поэтому даже кропотливая продолжительная работа не всегда способна дать ответ - действительно ли данная вещь принадлежит тому человеку, чьи останки были найдены.

По сохранившейся на останках бойца Красной Армии нашивке за ранение можно датировать захоронение не ранее июля 1942 года, а наличие погон - не ранее января 1943 года. Обнаружение нагрудного знака “Гвардия” свидетельствует о том, что захоронение производилось не ранее июня 1942 года, так как знак был введен 22 мая 1942 года.

Различить останки советских и германских солдат можно по каскам (существовало два вида советских касок и одна германская), по обуви - солдаты Красной Армии кроме кирзовых сапог носили обмотки, лапти, американские ботинки, валенки, а германские сапоги по размеру всего каблука имеют подковы в виде латинской буквы “U”, подмётки пробиты гвоздями с широкими шляпками.

Алюминиевые котелки плоско-вогнутого типа с крышкой, имеющей застежку, алюминиевые фляги с пристегивающимся стаканчиком овального профиля принадлежали германским солдатам. Советские: котелки - железные, высокие, объемом около 2,2 литра и такие же, но уменьшенные, объемом около 1 литра; фляги - стеклянные и такого же размера алюминиевые с окраской защитного цвета и резьбовой пробкой, навинчивающейся на горловину. Советские брючные и поясные ремни могли быть брезентовыми. У бойцов Красной Армии, кроме пуговиц со звездочками на гимнастерках и шинелях, темные пуговицы на брюках, других пуговиц не было. Мелкие пуговицы с тремя отверстиями - германские. Если найден германский солдат - на нем больше ремешков, резинок, пуговичек и так далее. У него - таблетки для обеззараживания воды, презервативы, коричневый прямоугольный пенальчик с хлоркой, гофрированная коробка под противогаз, встречаются расчёски, курительные трубки и мундштуки, пенальчики для бритвенных лезвий, точилки для карандашей.

У германских солдат, как правило, в карманах можно обнаружить гораздо больше разнообразных вещей и предметов, чем у бойцов Красной Армии. Германские военнослужащие почти все в качестве сувениров держали при себе советские монеты различного достоинства, рехсмарки и пфеннинги, напротив, встречаются у них достаточно редко.

7. Поиск останков военнослужащих.

Что же касается поиска останков, то здесь нет и не может быть каких-то универсальных рецептов на все случаи жизни в многогранной и непредсказуемой работе сталкера. Каждый участок предстоящего поиска неповторим по своим характерным только для него особенностям. Удачи и находки во многом будут зависеть от способностей сталкеров вжиться в обстановку, почувствовать сопричастность к давно прошедшим событиям. А узнать о событиях можно из военной и мемуарной литературы, из архивных материалов о боевых действиях на данных рубежах, из писем и рассказов ветеранов боев, при опросе местных жителей - очевидцев боев и участников захоронений советских воинов [11].

Изучение литературы позволяет глубже понять обстановку, получить описание боевых действий подразделений и частей, героизма отдельных воинов и массового героизма, способствует пониманию целей и задач, стоящих перед воинами в те далекие дни. В литературе указываются населенные пункты, за которые велись бои, есть ссылки на архивные документы. Это дает возможность обращения в архивы и на основании полученных сведений по-новому увидеть события, получить новые данные для продолжения поиска.

Помогают изучить события и сообщения ветеранов, участников тех боев. Многие указывают места, где погибли, пропали без вести, похоронены их товарищи.

Такую же роль играют и воспоминания старожилов - очевидцев, а порой и участников событий. Сейчас, как правило, это люди уже преклонного возраста. Но есть среди очевидцев и те, которым было 10-12 лет. Детская память навсегда сохранила воспоминания о трагических днях войны. Многие жители были участниками захоронений погибших советских воинов.

Поиск в Долине Смерти осуществляется тремя основными способами - с помощью металлоискателя, с помощью большого щупа или комбинированно - это зависит от материально-технического оснащения военных археологов, их привычек и от характера боевых действий, проходивших на обследуемой территории в годы войны. Многие искатели в Долине (чаще всего это местное население) используют только щупы, лопаты и вёдра для откачки воды из затопляемого раскопа, в том числе и по причине отсутствия металлоискателя. Некоторым просто нравится сам процесс работы с механическим инструментом, как более надёжным, недорогостоящим и неприхотливым, хотя, как показывает практика, наличие металлоискателя помогает в работе, избавляя от необходимости вручную перекапывать многие кубометры почвы, свободные от культурного слоя. Те, кто больше привык работать со щупом, зондируют почву, особенно в районах воронок, блиндажей, окопов, определяя наличие незахороненных останков и границы плановых воиских захоронений, отличая их от камней и металличиских предметов по звуку и тактильным ощущениям.

Сталкеры, приезжающие на раскопки из города, лучше укомплектованы технически, поэтому поиск осуществляется ими с металлоискателем и прочим дополнительным оборудованием. В связи с тем, что радиус действия большинства моделей металлоискателей не превышает 40-50 сантиметров, возможности поиска ограничены дёрном и верхним слоем почвы, и, следовательно, более глубокие захоронения остаются недоступными. Наиболее продуктивна работа с металлоискателем в местах, где советские или германские части выходили из окружения - солдаты старались избавиться от всех лишних вещей, бросая под ноги сапёрные лопатки, противогазы, сменные стволы к пулемётам, подсумки с патронами, оружие и тому подобное прямо на бегу.

Многие сталкеры отмечают преимущества отечественных армейских миноискателей перед металлодетекторами иностранного производства. Несмотря на то, что радиус действия у них меньше, а общий вес больше, они непромокаемы и вообще более приспособлены для эксплуатации в экстремальных условиях Долины Смерти, чем импортные образцы.

Для установления места залегания останков нужна тщательная разведка конкретного участка местности. Лучше всего это делать в апреле - мае, когда молодая трава еще не поднялась, или в октябре - ноябре, когда трава увяла и полегла. В это время рельеф просматривается особенно хорошо. Работа в летние месяца имеет как свои плюсы, так и минусы. Летом в Долине больше людей - в пору отпусков многие сталкеры устраивают длительные экспедиции. Летом спадает уровень грунтовых вод и отпадает необходимость осушения раскопов. К сожалению, в летнее время года полчища насекомых буквально пожирают тех, кто заблаговременно не обзавёлся москитной сеткой и репеллентом.

На местах бывших передовых позиций, плацдармов, направленных штурмов, где отдельные участки переходили из рук в руки, или прорывов из окружений, местами возможных захоронений погибших воинов могут воронки от авиационных бомб и артелерийских снарядов, окопы, окончания траншей, ходов сообщений. Гораздо реже это крупные блиндажи и землянки. На этих участках о захоронениях говорят повышения грунта (траншея в конце вдруг стала мельче), крупная воронка тоже мельче, чем такая же по диаметру. И наоборот: глубокий окоп, пулеметное гнездо с крутыми стенками, четкая глубокая воронка чаще всего делают поиск безрезультатным.

Но нередко погибшие захоранивались позже, подчас после прошедшей зимы, силами местного населения, согнанного германскими подразделениями для этой цели. Тогда погибших хоронили во рвах, ямах для хранения овощей, погребах сгоревших домов, иногда в специально вырытых могилах. В местах таких захоронений иногда бывает заметно проседание грунта в центре, а при песчаных почвах возможны просто промоины.

Наличие в раскопе винтовок, патронов, противогазных коробок и касок, ремней, солдатских ложек и кружек, котелков - прямой признак возможного залегания останков, а разброс стреляных гильз, осколков гранат и мин позволяет понять обстановку боя. Именно здесь необходима особо тщательная проверка местности и классификация найденных предметов.

Если найдено несколько личных вещей: ножик, карандаш, мундштук, расческа и так далее, с особой тщательностью нужно искать медальон. Практика показывает, что если человек имел все эти предметы, он хранил и медальон. Внимательно нужно рассматривать и найденные гильзы патронов, сами патроны. Если патрон легче обычного, значит, внутри может быть записка.

Пример удачного поиска и работы с местным населением приводит Александр Николаевич Краснов - руководитель отряда “Поиск” в своей статье “По зову сердца” [14].

“Ещё в предыдущий год, во время очередного и дежурного визита за продуктами в доживающую свой век деревню Абрамово, что удобно устроилась на живописном изгибе реки Угры, нам довелось поговорить о войне с несколькими старушками, которые терпеливо, совсем не по-городскому, ожидали заплутавшего на кривых деревенских дорожках завмага. У ветхого крылечка магазина небольшая кучка пестрых дачников в полголоса хаяла местные порядки, да и то лениво, больше от нечего делать. Бабулям дачники примелькались, поэтому все их внимание сосредоточилось на нас, как на людях совершенно незнакомых.

Слово за слово завязался разговор о том, кто мы и откуда, чем занимаемся. Исподволь мы заговорили о времени военных лет. Оказалось, что старушки, хоть и живут в Абрамове с рождения, о войне подробностей помнят мало. Встает она в их памяти как мрачный монолит холода, голода и житейского горя.

- Ефремовны? Апрель 1942 года? Да что спрашивать об этом нас-то, баб. Мужики все на фронте были. А мы носа на улицу старались без великой нужды не высовывать. Немцы в деревне не зверствовали, но и нас за людей не считали. Нам же в пору было за детишками смотреть... Весной 1942 много в нашей округе стреляли. Немцы водили нас зарывать убитых красноармейцев... А сколько полусгнивших трупов находили мы после, когда в лес за ягодами ходили...

Одна из старушек всплакнула и, теребя сухонькими, морщинистыми пальцами клетчатый платочек, продолжила разговор:

...Стояли у нас в избе несколько немцев. Все они успели повоевать под Москвой и о войне плохо говорили, хотели скорого возвращения к себе, в Германию.

Когда шли бои с окруженцами нашими, немцы несколько дней и ночей где-то пропадали. Вернулись злые, уставшие. Запах от них шел, как от кабанов. Один солдат неплохо говорил по-русски, объясняя нам, что его мать из Польши. Так он и говорит мне: “Матка, почему ваши солдаты такие дураки? Вчера вечером нам пришлось убить с десяток ваших, не захотевших сдаться в плен. А мы им предлагали. Так не послушались... Комвзвода ими верховодил. Сам раненый в плечо и ногу, а наган из руки не выпускал. Загнали мы их в низину, окружили. Один из них хотел было руки поднять, да его сосед кулаком по морде и матом... Мы им десять минут давали на раздумье, они и нас матом, потом стрелять начали…” Набралась я смелости и спросила немца: “Где ж вы их побили-то, наших”? Немец зло посмотрел на меня, потом ответил: “За Угрой. В лесу на дороге между Песково и Буславой. Среди убитых двое были в гражданском. Партизаны ваши, наверное...”.

Вот к этому месту и шли мы знойным июльским днем. Точнее, это место надо было еще определить в заросшем молодой березовой порослью Песковом лесу...

...Рамка металлоискателя привычно скользила над поверхностью земли, выискивая то железное, что хранила в себе лесная земля. Первые лесные сотни метров прибор скромно помалкивал, лишь в одном месте оглушительно пискнул в уши. Через пару минут на свет появилась коса. Старая деревенская коса, на которой и ржавчине не было простора: настолько металл съела многолетняя работа на пользу человеку.

Заросшая дорога, которая сначала шла боковиной еле проглядывавшего между чахлыми деревцами болотца, привела нас, и затем по затяжному подъему на лесную высотку. Впереди была ложбина, за которой виднелся склон другой высотки с торчащими над мелким березняком верхушками старых сосен и елей.

Сердце ускорило свой бег, а мозг мгновенно пришел в состояние боевой готовности, оценивая рельеф местности и все подходящие ориентиры.

Ну, конечно же, здесь и только здесь мог происходить тот маленький и трагичный бой, что стал последним для горстки наших воинов - ефремовцев.

Вот тут, под старыми соснами, должны быть гильзы, много немецких гильз. Металлоискатель убедительно подтвердил наши догадки. Позеленевшие гильзы немецкого пулемета глухо звякали друг о друга, горкой ложась на моховую подушку у коренастого и бугристого от времени основания сосны. Рамка прибора уловила наличие металла и в стволе самого дерева: по немецкому пулемету тоже стреляли со стороны ложбины. Наши стреляли.

Вскоре и определилось кольцо окружения, в которое когда-то попали наши воины в этой лощине. Его контур ограничивали извлеченные из земли россыпи гильз немецких автоматов и двух пулеметов.

Да, пробиться из такого кольца вражеского оцепления у наших бойцов шансов не было...

Старая сосна, когда-то лежащая поперек дороги и успевшая уже наполовину уйти в землю, корявыми сучьями сгнившей кроны как бы указывала на почти незаметное углубление в ковре лесной зелени. Попробуйте, мол, покопайтесь тут. Но не стоило торопиться с раскопками на месте углубления. Не менее важно было исследовать всю близлежащую площадь.

Через пару часов один из наших рюкзаков заметно потяжелел, вместив реликвии далекого 1942 года; были найдены два затвора от винтовок образца 1891-30 г., ударно - спусковой механизм, четыре пустых магазина и ножны от винтовки СВТ, несколько десятков стреляных гильз наших винтовок и пяток гильз нагана.

Нет, не просто так отсиживались здесь израненные и обессилевшие наши бойцы. Они вели бой, свой последний бой с ненавистным врагом...

Лопата легко вошла в песчаный лесной грунт. Постепенно, слой за слоем, освобождалась прямоугольная яма от немного влажного песка. Сухой, но не звонкий стук щупа - шомпола обо что-то лежащее в глубине ямы не оставил сомнения в том, что там что-то скрыто от наших глаз и дневного света.

В могиле лежали рядком останки девяти человек. Песок сохранил останки истлевшей одежды, которые убедительно говорили, что семеро из погибших - воины РККА. Краснеющий квадратик эмали на петлице одного из них подсказал, что его бывший владелец - младший лейтенант, пехотинец.

Эх, ребята, ребята... Наверняка их где-то ждали долгие военные и послевоенные годы... Были у них матери, жены, любимые девушки...

Сердце замерло, когда под истлевшей гимнастеркой одного из лежащих здесь красноармейцев мелькнул уголок красноватого шелка. А вдруг знамя! Нет, это было не знамя. Перед нами лежал теряющий на глазах свой цвет кусок парашютного шелка с обрывком стропы. Кем он был, этот красноармеец? Парашютистом - десантником? Может быть. Все может быть...

В кармане шинели следующего погибшего были обнаружены небольшие пассатижи, потерявший свою форму моток тряпичной изоляционной ленты, свернутый кусок нашего телефонного провода. Связист? Да, наверняка.

Аккуратно счищая песок с остатков обмундирования, мы увидели накладной карман гимнастерки с рельефно выступающей звездочкой на пуговице клапана. Даже снаружи было заметно, что в кармане что-то есть. Тускло мелькнули два длинных желтоватых капсюля от гранат РГД, а за ними на свет появился маленький медальон. Такая находка всегда кажется вершиной полевых поисковых работ, ее главнейшим смыслом. Да так, наверное, и есть на самом деле.

Радость от находки медальона сменилась беспокойством. А вдруг медальон пустой или в нём уже успела истлеть записка?

Нет, медальон не был пустым, и бумажка в нем сохранилась. Вечером, когда лучи солнца, губительные для всего, что долго лежало в земле, ушли за горизонт, мы аккуратно отвернули колпачок медальона...

Карманный фонарик осветил серый от времени кусочек блокнотного листка, на котором слабо выступали карандашные строки, написанные нетвердой рукой погибшего хозяина: “Жудро Федос Петрович, год рождения - 1910, уроженец БССР, Витебская область, Сененский район, деревня Вейна…”.

Необходимо отметить, что получение искомой информации требует тактичного общения с людьми и правильной и умелой постановки вопросов. Круг вопросов, которые обычно затрагиваются в процессе беседы, имеют целью установить:

• точное описание места происходивших событий;
• источник информации (явился свидетелем или участником событий, услышал от старожилов или очевидцев, указать конкретное лицо);
• сведения о военнослужащих: их фамилии, воинские звания, род войск, номера воинских частей;
• кем проводилось захоронение;
• количество погибших, размеры захоронения и порядок их погребения, место захоронения: воронка, погреб, силосная яма;
• фамилия, имя, отчество собеседника, его адрес, дата и место проведения осмотра.

Эта информация записывается во всех подробностях. Однако нельзя ограничивать рассказчика этим перечнем вопросов. Надо предоставить ему возможность сообщить все, что он сочтет нужным. Опыт показывает, что незначительная, на первый взгляд, информация впоследствии может очень пригодиться [27].

Следует помнить, что устные источники субъективны, и при их использовании требуется критическая оценка полученных сведений.

8. Особенности поиска в степных регионах.

 
Поисковая работа в степной зоне имеет немало схожих черт с работой в других регионах, и, в то же время, обладает спецификой, без знания которой трудно рассчитывать на успех. Данная статья написана на основе работы В.В. Дорофеева и С.И. Резниченко, командира поискового отряда Запорожского госуниверситета [10].

Степь раньше других географических регионов страны залечила раны Великой Отечественной, и сейчас здесь о ней напоминают лишь придорожные памятники на местах былых боев, да скромные обелиски на сельских кладбищах с нескончаемыми колонками фамилий не вернувшихся с фронтов односельчан.

А там, где раньше “вставала земля на дыбы”, изрезанная сотнями километров траншей и окопов, изрытая тысячами воронок - теперь опять, как и до войны, ровные и правильные словно шахматная доска, без единой складки квадраты полей, разделенные зелеными ниточками защитных лесопосадок.

Конечно, врачевать военные раны степи помогли люди. Истощенной стране нужен был большой хлеб, который могло дать располоденное вблизи промышленных центров, обеспеченное развитой транспортной сетью степное черноземье европейской части страны. Поэтому перед колхозами и совхозами Молдавии, юга Украины и PCФCP встала задача вернуть в севооборот каждый квадратный метр отнятой войной пашни, где толщина плодородного слоя варьирует от 0,4 до 1 метра.

В результате массированной рекультивации сельхозугодий в короткие сроки с лица земли исчезли как многочисленные воронки, так и разнообразные инженерные сооружения - блиндажи, капониры, рвы, ходы сообщений, окопы и ячейки.

Вряд ли люди вправе винить сейчас тех, кто в конце 40-х превращал места кровопролитных боев снова в плодородные поля, зная, что на дне окопов, воронок и блиндажей остались лежать те, кто выполнил свой священный долг перед Родиной, но не дождался, чтобы живые выполнили последний долг перед ними.

Как правило годовой цикл деятельности поискового отряда целесообразно разбить на три периода по временам года, соответствующих трем этапам по основному содержании работы: осенне-зимний - работа с источниками; весенний - собственно поисковой разведки; летне-осенний - полевые исследования.

Целесообразность именно такой схемы во многом продиктована тем, что 90% подлежащих обследованию площадей от 6 до 9 месяцев в году находятся под посевами, возможные сроки проведения раскопок ограничены коротким предпосевным и более продолжительным послеуборочным периодами. Тем не менее предложенная схема дает возможность планомерной всесторонней и осмысленной работы всех подразделений поискового отряда.

8.1. Источниковедческий этап (ноябрь-март).

Характеризуется в первую очередь выбором главного направления поиска и подготовкой к разведке на местности.

Выбирая направление поиска, желательно выслушать побольше мнений и точек зрения людей, сопричастных военной теме. Этими людьми могут быть члены местных советов ветеранов, работники военкоматов, городских и сельских органов местного самоуправления, преподаватели истории, краеведы, работники средств массовой информации. Во многом могут помочь старожилы, независимо от их рода занятий, те, кто в годы войны или с первых послевоенных лет проживал в данной местности. Для сбора такого банка информации должны быть подключены все без исключения члены отряда. После обобщения полученных данных совет или общее собрание поискового отряда должны остановиться на наиболее перспективном и целесообразном на данном этапе направлении поиска. Им могут стать многолетние планомерные исследования на каком-либо плацдарме на территории своего района или области, ставящие целью выявление незахороненных останков советских воинов, выяснение обстоятельств их гибели, их имен, увековечение их подвига, перезахоронение в братские могилы с возданием воинских почестей, поиск родственников погибших. Параллельно необходимо заниматься историей частей и соединений, проявивших массовый героизм в боях на данном плацдарме.

Проследить боевой путь этих подразделений, дополнить его новыми данными на разных этапах поможет установление контактов и координация действий с поисковиками соседних районов и областей. К этому вопросу остается добавить, что объекты исследований, особенно в начале работы отряда или клуба, желательно избирать максимально приближенные к месту дислокации - это дает ощутимый выигрыш во времени и средствах, которых, как правило, остро не хватает объединениям, находящимся в стадии формирования и роста.

Дальнейшая работа должна идти в традиционном для подготовительного этапа направлении: изучение мемуарной литературы, архивных документов, поиск живых участников конкретных боевых действий и переписка с ними (с этим особенно надо спешить). Успеху на этом этапе во многом будет содействовать сотрудничество с местными органами государственной власти, средствами массовой информации: периодической печатью, радио, телевидением. Работу с источниками необходимо распределить между членами отряда с учетом индивидуальных качеств и наклонностей.

Еще одна важная составляющая зимнего этапа - подготовка снаряжения, которая должна проводиться специально выделенной группой материального обеспечения.

Материализованными итогами первого этапа должны стать копировка карт с привязками к населенным пунктам, бригадам, полевым станам, посадкам, в районе которых намечено проведение работ, а также полная комплектация и подготовка к применению снаряжения и техобеспечения.

8.2. Разведочный этап (апрель-май).

Ставит своей задачей конкретизовать места проведения летне-осенние полевых исследований, собрать дополнительные сведения о боевых операциях от местного населения.

При выезде к месту разведок руководство отряда связывается с представителями местных властей - районной администрацией, сельсоветом, военкоматом. После предъявления правильно оформленных документов поисковой группы представителям местных органов государственной власти излагаются цели, задачи и районы исследований, необходимость в оказании какой-либо помощи в процессе проведения работ. Как правило, в большинстве случаев местные власти к нуждам и задачам поисковиков относятся с должным пониманием и доброжелательностью.

В агроотделе хозяйства необходимо взять с разрешений руководства схему землепользования (или снять кальку с нее), которая в дальнейшем будет использоваться как оперативная карта поисковой операции. По этой же схеме с главным агрономом хозяйства необходимо выяснить, какие поля будут заняты какими культурами, когда они будут засеваться и убираться, какие площади будут под паром. Эти данные станут отправными для определения участков и сроков полевых исследований.

Важным условием проведения разведки на местности является знание точного срока предпосевной вспашки интересующих полей. А последние должны быть выявлены в результате опросов местного населения - старожилов, механизаторов, пастухов, школьников, которые подскажут, где проходили наиболее ожесточенные бои и куда сносили погибших, где до сих пор при вспашке появляются на поверхности кости, где концентрируются осколки, гильзы, стабилизаторы миномётных мин.

Перед выходом на рекогносцировку отряд разбивается на группы по 2-4 человека, за каждой из которых закрепляется определенное ограниченное лесопосадками или дорогами поле, план которого имеется на руках у старшего группы.

Если поле оконтурено старыми довоенными посадками (как правило, акация), то осмотр местности начинается с них. Следует помнить, что в посадках, расположенных параллельно линии фронта, обычно отрыты траншеи, окопы, стрелковые ячейки, в перпендикулярных - блиндажи. К настоящему времени не копаные после войны окопы, отрытые в полный профиль, сохранились в посадках на глубину от 0,3 до 0,5 м, самые крупные блиндажи теперь не глубже 1,0-1,2 м.

Если в старой посадке группой обнаружены инженерные сооружения, необходимо исследовать их с помощью щупов и металлоискателей, причем щуп в степи, где почти не встречаются камни, не менее эффективен, чем металлоискатель. При разведочном обследовании визуально различимых объектов необходимо наносить на план места концентрации встреченных вблизи поверхности гильз, осколков, других металлических предметов. Особенно внимательно нужно относиться к встреченным на и у поверхности даже небольшим обломкам костей, точно наносить их местонахождение на план-абрис.

Нередко поле бывает ограничено оврагом или балкой - эти объекты заслуживают самого пристального внимания. Во время боевых действий эти естественные укрытия использовались для передислокации живой силы, прорывов, внезапных атак, что, в свою очередь, служило причиной яростных артиллерийско-минометных обстрелов этих мест. В силу чего овраги и балки часто становились местами массовой гибели бойцов. Обследование этих мест требует повышенной осторожности: помимо неразорвавшихся снарядов и мин здесь могут встретиться скопления взрывоопасных предметов (ВОП), убранных местным населением с полей.

Той группе, которая ведет поиск на пашне, ни металлоискатель, ни щуп не понадобятся, гораздо эффективнее здесь визуальные наблюдения.

Группа движется по полю от края до края зигзагами параллельно предполагаемой линии фронта. Внимание каждого сконцентрировано на обнаружение металлических объектов (главный из них - стреляные гильзы) и вкрапленных в перевернутые вспашкой пласты чернозема комья желтого лесса - признаки наличия в этом месте некогда отрытого в материке и впоследствии запаханного искусственного углубления, каковым могла быть воронка, траншея, окоп.

Каждая из найденных гильз оставляется на месте и отмечается вешкой (их заранее нарезают в лесопосадке). Место массового скопления гильз можно отметить столбиком из комьев земли.

Даже если глинистых вкраплений на поверхности пашни не обнаружено, концентрация вешек, которыми обозначены гильзы или осколки, дает возможность без особого труда найти окоп или воронку - достаточно заложить от одного до десятка микрошурфов. Микрошурфы прокапываются в гуще вешек в виде квадрата со стороной в лезвие лопаты на глубину штыка той же лопаты или чуть более. Если шурф заложен на нетронутой месте, под пахотным слоем, толщина которого 20-30 см, острие лопаты упрется в плотный однородный каштановый предматериковый слой. Если же шурф попал на углубление (в степи оно может быть только искусственным), на глубине штыка и глубже может встретиться или тот же очень темный чернозем, что и у поверхности или чернозем с разной степенью содержания желтых глинистых включений, или почти чистый яркожелтый лесс с примесью чернозема. В последнем случае это материковый бруствер, сдвинутый в окоп при рекультивации поля. Нормальный уровень залегания материкового грунта - 40-50 см от поверхности, и если он встречен выше, можно не сомневаться в наличии засыпанного углубления.

Одно из важнейших слагаемых разведочного комплекса - точные привязки местонахождений. Оптимальный вариант - присутствие в поисковом разведотряде геодезиста с теодолитом: в этом случае привязки будут предельно точны и нетрудоемки. Неплохие результаты дает привязка при помощи мензулы (раздвижного угломера), которую несложно изготовить в условиях любой столярной мастерской. С помощью этого простого приспособления приходится делать только одну угловую засечку относительно одной из сторон света и один шагомерный замер по углу засечки от мензулы (на месте которой нужно оставить репер в виде забитого почти вровень с землей колышка) до привязываемой точки. Устанавливать мензулу и репер нужно там, где последний сохранится до начала раскопок у обочины дороги, в посадке и т.д. Помимо привязки нужно дать краткое описание местонахождения: сколько и каким предметов найдено, на какой площади, конфигурация и протяженность отмеченного вешками пространства.

Задачу разведки на данном этапе можно считать выполненной, когда каждая из 4-5 групп отряда отметит на своих абрисах по десятку-полтора местонахождений. Сведение их на общей карте и анализ подъемного материала с применением простейших статистических методов дает достаточно конкретную картину интенсивности огневых действий на исследуемом участке, что в свою очередь даст основания для правильного выбора мест раскопок. Как правило, данные полевой разведки совпадают с устными свидетельствами местных жителей.

Разведки по пашне можно проводить лишь до посевной, по засеянным полям изыскания проводить не рекомендуется.

Время между разведками и раскопками полезно использовать для накопления фактических данных, глубокого осмысленного анализа результатов разведок, координации и совместной работы с поисковыми отрядами других регионов.

8.3. Раскопочный этап (август-ноябрь).

Этот этап начинается сразу после уборки урожая зерновых и последующей за ней вспашки. Если имеются достаточно точные привязки разведанных местонахождений, к работе можно приступать и не дожидаясь вспашки освободившихся от посевов площадей. Правильно спланированная очередность подлежащих исследованию участков, позволяет переходить на новые места по мере созревания и уборки различных сельхозкультур - от пшеницы в конце июля-августа до свекловичных полей и посевов подсолнечника в конце сентября-октябре. Вот почему отряд или клуб должен поддерживать тесный и постоянный контакт с агрослужбами хозяйств, иметь схему севооборота на текущий год.

Помимо того, что каждый член поисковой группы должен четко знать цели и задачи поиска, ориентироваться в исторической обстановке (по мере возможности знать ход боевых действий на данном плацдарме и участке фронта), он обязан прослушать непосредственно перед началом раскопок инструктаж по технике безопасности и раписаться в специальном журнале в соблюдении его требований.

Если объектом работ выбраны лесопосадки, методика исследований предусматривает вскрытие инженерных сооружений по их видимым очертаниям и тщательное обследование всех имеющихся в посадке мест, где наблюдается понижение, даже самое незначительное, уровня задернованной почвы. Особое внимание следует уделять углублениям вытянутой конфигурации.

В настоящей методике делается упор на воссоздание объекта “в полный профиль”. Это исключает возможность пропустить не только такие крупные объекты, как останки погибших, но и мелкие предметы и детали снаряжения и вооружения, имеющие музейную ценность. Работу по такой методике можно считать беспроигрышной даже при отсутствии находок (чего практически не бывает), труды будут вознаграждены воссозданием большего или меньшего по размерам участка боевых действий, которому будет дана вторая жизнь в фотографиях, чертежах, слайдах.

Геологические условия степной зоны делают такую методику очень результативной. Отрытые в крепком лессовом грунте инженерные сооружения сохраняют после аккуратной выборки заполнения все детали конструкции: ниши-убежища и ниши для боекомплекта, очаги, лежанки, столы, ступеньки и др. Картину дополняют связанные с боевыми действиями предметы, которые до полной расчистки и фиксации по возможности (если это не ВОПы) оставляются на местах: оружие, шанцевый инструмент, каски, противогазы, бытовые вещи и так далее. На местах ожесточенных боев объектом сложной и трудной как в физическом, так и в психологическом смысле работы становится расчистка останков погибших воинов, которая часто до мелочей позволяет воссоздать причины и обстоятельства гибели отдельных участников боя, установить их личность.

Если в лесопосадке найти подлинные контуры исследуемого объекта по плотности и цвету грунта элементарно просто, то в открытом поле эта задача требует определенных методических приемов.

Когда на “привязанном” во время предшествующей разведки местонахождении очередной микрошурф даст под пахотным слоем (мощность 20-25 см) желтое (лесс) или “пестрое” (глиняно-черноземная перемешка) пятно, через это место следует прокопать на глубину залегания уровня мешанного грунта траншейку на ширину штыка в направлении, перпендикулярном предполагаемой линии фронта. Траншейку нужно вести в обе стороны, пока не окончится с двух сторон мешанная земля и не начнется целина (однородный, сероватый, залежный чернозем или плотный каштановый суглинок). Если под ногами окоп или ход сообщения, длина поисковой траншейки не превысит 1,0-1,2 м, и если правильно выбрано ее направление, она прорежет объект поперек. Если же мы наткнулись на блиндаж или укрытие с просевшим сводом, длина поперечной поисковой траншейки может весьма значительно увеличиться. В любом случае траншейку следует расширить по всей ее длине на метр вправо и метр влево, чтобы после горизонтальной зачистки дна раскопа или найти перпендикулярную первоначально найденной стенку блиндажа (капонира и т.п.), или четко установить направление хода сообщения, траншеи, окопа. При необходимости прирезки в стороны нужно повторять до нахождения полного контура. Прежде чем начать копать вглубь, необходимо снять пахотный слой и сделать тщательную горизонтальную зачистку на всей предполагаемой площади раскопа, которая должна равняться или полному объекту (блиндажу, окопу, укрытию, капониру) или его части - посильному для конкретной группы поисковиков на конкретный срок работ фрагменту хода сообщения или траншеи со стрелковыми ячейками, пулеметными гнездами и т.п. Борта первичного раскопа должны на 0,3-0,5 м заходить за контур объекта; углубляться нужно по всей вскрытой площади, равномерно снимая грунт на глубину штыка. После прохождения очередного штыка рыхлый грунт должен убираться не совковыми лопатами, а штыковыми. Следом делается очередная горизонтальная зачистка, которая будет коррелировать стенки сооружения, выявлять конструктивные особенности - ступеньки, лежанки и т.п. Как правило, обрушенное заполнение очень легко отличимо и по цвету, и по плотности от нетронутого материка. Но случается, что углубление бывает местами забито чистым уплотнившимся лессом, который нетрудно принять за материк, - здесь смогут помочь только внимание, помноженное на опыт группы, и идеальные зачистки в горизонтальной плоскости.

Прокапывать заполнение, особенно в придонном слое, следует осторожно, небольшими “ломтями”, плавно нажимая ногой (часто хватает и небольшого усилия рук) на лопату. Чтобы соблюсти эти условия, инструмент должен быть отточен до остроты ножа. Показателем осторожности работы подготовленного раскопщика могут быть найденные “наощупь” острой лопатой и неперерезанные кожаные предметы - ремни, подсумки и т.п.

Нужно вести учет всех предметов, найденных при раскопках, включая раздельно патроны и стреляные гильзы по системам оружия, чтобы иметь статистику, сколько их было на определенной площади, в конкретном сооружении.

Останки непогребенных воинов могут встретиться на любом уровне заполнения. Хронологически они делятся на тех, кто погиб непосредственном в данном сооружении (на дне) и тех, кто был поднят на поле и перенесен в углубление (как правило, в заполнении). При первой категории чаще встречаются документы, медальоны, личные вещи, по которым можно установить личность. К ним относятся номерные награды, предметы, которые очень часто подписывались - котелки, кружки, ложки, ножи, мундштуки, табакерки, кисеты. Эти предметы требуют особого внимания и осторожности при очистке от грунта.

После первого соприкосновения с останками лопата поисковика должна быть сменена на нож, совок, щетку-сметку и волосяной флейц. Расчистка должна проводиться горизонтальными равномерными слоями по всей площади залегания останков при одновременном углублении лопатами всей площади раскопа в тех местах, где останков не обнаружено. Расчистка облегчается, когда углубление “пустой” площади идет быстрее вокруг “островков” с останками, чем на них.

Находки, как правило, концентрируются в области нагрудных карманов гимнастерок и у бедер, где находились карманы брюк и шинелей. При появлении бумаги, ткани, кожи расчистку следует продолжать скальпелем и флейцем. Все находки, кроме бумаги, остаются на местах до фото- и изофиксации объекта. Бумагу - документы, письма, записные книжки, газеты, книги - следует сразу извлекать, не давая ей высохнуть, и, так же, как и медальоны, запаивать нагретным ножом в смоченные изнутри полиэтиленовые пакеты, или консервировать в пластиковые бутылки из-под воды.

Каждый поисковик должен помнить, что вскрытый в полевых условиях медальон или разлепленные страницы красноармейской книжки - это почти наверняка безвозвратно загубленное имя защитника Родины. Не следует забывать, что среди останков нередко встречаются ВОП - гранаты в боевом положении и не менее опасные запалы к ним. Расчистку можно продолжать только после изъятия ВОПов специалистами-пиротехниками. Изделиям из кожи, таким как предметы амуниции, в меньшей степени, чем бумаге, но также вредит продолжительное пребывание на воздухе до специальной обработки, поэтому сразу после фото-изофиксации их следует смочить и запаять в полиэтилен или погрузить в ёмкость с водой [28].

После полной расчистки останков и дна сооружения (или его части) раскоп и его содержимое фотографируется с разных ракурсов, панорамно и фрагментами крупным планом на фотоплёнку, затем зачерчивается в масштабе 1:10, наносится на план поля (участка) в масштабе от 1:100 до 1:500 и привязывается максимально точно к какому-либо постоянному реперу. Одновременно с фиксацией проводится детальное описание объекта и оформление необходимой документации.

По завершении комплекса исследований желательно пригласить на объект представителей властей, общественности, средств массовой информации, местных жителей, школьников. Неформальный митинг в таких условиях - над останками павших, как бы выглянувиих из 41-44 года - явится мощным пропагандистским актом поискового движения, послужит могучим патриотическим воспитательным средством, возможно, многим присутствующим даст эмоциональный заряд на всю жизнь.

Заключительный этап - извлечение останков и подзахоронение их в существующую могилу, или закладка новой, что должно проводиться при деятельном участии местных советских, хозяйственных и общественных органов.

Если исследования продолжаются, захоронение может быть отложено до их завершения, в этом случае местные власти должны взять на себя заботу о сохранении останков. Руководству отряда нужно позаботиться о засыпке раскопов и приведении в прежний вид поверхности поля. Для этого можно привлечь местную технику. Следует помнить, что аккуратное обращение с землей - будь то пахотное поле, балка иди лесопосадка - залог взаимопонимания и всестороннего сотрудничества с теми, что за неё в ответе.

Когда затяжные осенние дожди сделают невозможными выезды в поле, членов отряда ждет не менее нужная и увлекательная работа - поиск родственников и однополчан тех, кого они вырвали из безвестности; встречи, воспоминания, новые строчки на чистых страницах Великой Отечественной.

9. Особенности проведения поиска под водой.

Одним из серьезных увлечений любителей подводного плавания в аппаратах на сжатом воздухе (аквалангах) является поиск и обследование кораблей, самолетов, танков, другой военной техники, погибших в период Великой Отечественной войны в морях, озерах и реках России.

Как правило, основная цель этого поиска - это попытка установить имена погибших советских моряков, летчиков, воинов Советской Армии, найти оставшихся в живых, воссоздать страницы боевой летописи, собрать документы, боевые реликвии для музеев, увековечить память героев войны. В целом такая работа носит ярко выраженный патриотический характер и может быть квалифицирована как историко-криминалистические исследования.

Инициатором поиска являются в большинстве случаев сами участники, объединенные в группы, секции, клубы, то есть любительские объединения. Предлагаемые рекомендации охватывают проблему в самом общем виде как обобщение опыта значительного количества успешно проведенных, а также и неудавшихся подводно-поисковых экспедиций.

“Подводно-поисковой экспедицией” в данном случае обозначается такой комплекс работ (в области криминалистических и исторических исследований), который позволяет выбрать, найти объект (корабль, самолет, танк и т.д.), достоверно описать его состояние, воссоздать историю его гибели, установить имена членов команды, экипажа, поднять объект или его части (боевые реликвии, документы) и передать их в музей, установить памятный знак на месте гибели объекта (или зафиксировать координаты), составить отчетный документ о проведенной работе.

Далее будут детально рассмотрены все составные части этого комплекса работ, или этапы подводно - поисковой экспедиции.

9.1. Объект поиска.

Объектом может являться заранее известный, вполне определенный корабль или самолет, танк, представляющий конкретный интерес. Это наиболее благоприятный случай, облегчающий подготовку экспедиции: заблаговременный поиск военно-исторических документов, воссоздающих его историю, известные обстоятельства и место гибели и т.п.

Например, при подготовке экспедиции по поиску и обследованию базового тральщика № 212 “Штаг” поисковая группа аквалангистов установила контакт с бывшим штурманом корабля, с помощью которого развернула поиск оставшихся в живых членов команда; в то же время в архиве Центрального военно-морского музея (ЦВММ) аквалангисты ознакомились с чертежами общего вида корабля, его боевой историей в составе дивизиона тральщиков ОВРа (охраны водного района) Балтийского моря в начальный период войны [11].

Сложнее обстоит дело, когда обследованию подлежит район моря, озера, реки, представляющий интерес с военно-исторической точки зрения. Например, прибрежная зона высадки морского десанта, район морского сражения, часть реки в месте переправы войск и т.п. В этом случае рекомендуется как можно более тщательно изучить военно-исторические материалы о событиях в этом районе, наметить наиболее вероятные места затонувшей техники

Выбирая и изучая объекты поиска, необходимо решить очень важную организационную задачу: что именно в выбранном объекте может интересовать соответствующий объекту музей. Допустим, ЦВММ заинтересован получить с тральщика “Штаг” документы, мелкое оборудование постов управления, корабельный колокол, именную доску и кормовое орудие.

Именно эти предметы как боевые реликвии и могут быть подняты с борта погибшего тральщика.

Бесцельный подъем частей корабля и другой затонувшей военной техники, не обеспеченный надлежащим музейным хранением, нецелесообразен.

9.2. Организация подводного поиска.

Техническое обеспечение поиска затонувшей военной техники может быть различным, в зависимости от исследуемой акватории.

Поиск в прибрежной морской зоне заливах, проливах при удаленности от береговых ориентиров не более чем на 10-15 миль практически невозможен без гидрографического обеспечения.

Задачей гидрографов, обеспечивающих экспедицию, является:

- выход гидрографического судна в район поиска или в точку с координатами затонувшего объекта;

- проведение гидроакустического траления до получения контакта с объектом;

- установление буйка или вехи в месте контакта (нескольких буйков при нескольких контактах).

Более надежным и эффективным является поиск с применением не только гидроакустического трала, но ещё и магнитометра, которой фиксирует магнитную аномалию над затонувшим объектом.

Разумным пределом района поиска может быть квадрат со стороной порядка одной морской мили (1852 метра).

Таким способом достаточно эффективно искать суда, имеющие тоннаж от 300 - 400 тонн и выше, возвышающиеся над грунтом не менее чем на 2-3 метра.

На глубинах от 8-10 метров следует учитывать, что траление неэффективно при волнении моря более 2-3 баллов.

Выше описаны доступные для поисковых групп средства гидрографического обеспечения, которые, конечно, не исчерпывают современные технические возможности.

Поиск в необширных районах рек, озер, ограниченных квадратом со стороной 100-200 метров может проводиться силами аквалангистов.

Рекомендуется поиск со льда с помощью магнитометра, что позволяет скоординировать места магнитных аномалий и даже провести их подледный осмотр.

В летнее время целесообразен осмотр дна аквалангистами любым из известных способов (галсами, по кругу и т.п.). Например, на реке Неве, в районе Невской Дубровки, аквалангисты провели поиск затонувшей техники, предметов снаряжения бойцов и их останков в районах переправ на 200-300 метров по берегу полосой 50-60 метров до глубины 10-12 метров. Оказалось эффективным вести осмотр двум аквалангистам в связке (на ходовом конце длиной 5-6 метров), которые плыли по течению у дна параллельно берегу и параллельно друг другу на расстояния 5-6 метров, подстраховка осуществлялась со шлюпки.

Во всех случаях район поиска наносится на специальный планшет, который позволяет вести планомерный скоординированный поиск и фиксировать его результаты.

 9.3. Безопасность во время поиска.

Основой безопасности является строгое соблюдение правил организации водолазных спусков; эти правила хорошо известны каждому аквалангисту, водолазу и тем более инструктору подводного спорта - руководителю спусков.

Однако практика показывает, что правилами часто пренебрегают, особенно опытные аквалангисты. Сам по себе поиск затонувших объектов - дело увлекательное, захватывающее. Ослабление контроля возникает в экстремальные моменты: нашел корабль, а воздух в аппарате на исходе, или при парном погружении потерял товарища, а прерывать поиск не хочется и так делее. Ситуация, как правило, осложняется тем, что аквалангисты зачастую не имеют беспроволочной телефонной связи. Поэтому руководитель спусков должен тщательно подготовить группу и требовать от каждого пловца, независимо от его опыта, авторитета, “сложного” характера и личных с ним отношений неукоснительного выполнения правил безопасности. Малейшее нарушение, даже если оно не имело последствий, должно немедленно пресекаться. Случай должен быть разобран всей группой, а виновный наказан.

Как правило, каждая поисковая группа - сплоченный, дружный, проверенный коллектив, “новичков”, если они есть, немного и они под пристальным вниманием “стариков”. Наиболее опасным в таких условиях является коллективное, молчаливо принятое, как бы сложившееся и таким образом как бы проверенное временем пренебрежение отдельными правилами безопасности.

Часто пренебрегают правилом - при спуске аквалангистов с борта судна или с берега страхующий аквалангист назначен, но к немедленному спуску не готов. Это можно квалифицировать как преступную халатность.

Особое внимание поисковой группе надо обратить на техническое состояние водолазного снаряжения, чистоту набираемого в аппараты воздуха.

Надо сделать все возможное, чтобы группа была оснащена подводной телефонной связью.

И совершенно необходимо строго и точно вести журнал водолазных спусков, вести ежедневно, даже если в какие-то дни спусков не было.

Рекомендуется вести подробный дневник экспедиции. Хорошо, если отвечает за эту работу человек увлекающийся, наблюдательный, пытливый, не лишенный чувства юмора. Тогда дневник станет не только документом экспедиции, но и увлекательным рассказом о ней. Он будет незаменим при составлении отчета об экспедиции, подготовке публикаций, оформлении фотостендов, любительского видеофильма.

 9.4. Подводное обследование.

Подводное обследование - сложный и, одновременно, один из интереснейших этапов экспедиции. Прямое соприкосновение с историей, ощущение “первооткрывателя”, чередование находок и загадок - все это создает непередаваемый колорит. И, тем не менее, работа требует высочайшей организованности, оперативности и предельной осторожности.

Конечная цель - максимум достоверной информации.

Это достигается различными способами. Рассмотрим основные:

  • Осмотр объекта.

Задачей осмотра является уяснение положения и состояния объекта. Это надо сделать точно и оперативно. Сразу же составить план и график обследования, и, не мешкая, приступить к его осуществлению.

“Поспешать не торопясь” особенно важно в морских условиях: погода может ухудшиться и “поломать” все планы и графики.

Над объектом должен быть выставлен надежный буй. Если объект - корабль, очень полезно отметить буйками его носовую и кормовую части.

Аквалангист должен уметь словесно описывать все, что он увидел под водой. Лучше всего описывать увиденное по двухсторонней телефонной связи. В противном случае описание надо формировать уже под водой: находить названия предметам, запоминать их взаимное положение, состояние, особенности. Способность воспроизводить на поверхности то, что увидел под водой, у каждого аквалангиста индивидуальная. Один может дать четкую общую картину, нарисовать схему крупных частей корабля, другой легко опишет каждую мелочь, допустим, кормового орудия или трубы, или кормового среза. Это надо учитывать руководителю спусков или руководителю экспедиции.

  • Фотосъемка.

Очень ценными могут быть подводные фотоснимки. Это серьезная и трудная задача. Рассмотрим только одну сторону задачи - о кадровых планах. Прозрачность воды, предположим, 6-8 метров, даже больше. Все равно снять общие планы чрезвычайно трудно из-за недостатка освещенности и размытости контуров.

Например, объект - затонувший на глубине 20 метров бельевой тральшик длиной 60 метров, стоит на ровном киле. Теоретически можно получить фотографию общего плана корабля сверху или сбоку. Но для этого пришлось бы сделать сотни снимков с расстояния 3-5 метров, перемещаясь вдоль корабля, а затем “построить” из них общий план. В отдельных, особо важных случаях, так бы и следовало поступить. Но чаще всего можно ограничиться фотосъемкой наиболее интересных и выразительных частей корабля, а фотосъемку общего плана заменить панорамной киносъемкой.

Почти всегда для фотосъемки требуются лампы-вспышки (в герметичном исполнении), а для видеосъемки - встроенные в камеру лампы-фары.

  • Видеосъемка.

Отметим две основные роли видеосъемки в экспедиции: первая - документальный материал подводного обследования и подводных работ; вторая - интересная живая иллюстрация экспедиции. Видеорассказ всегда легко смотрится и хорошо запоминается. Съемка ведется подводная и надводная. Правила съемки - общие для видеолюбителей.

В практике поисковых групп используются современные видеокамеры в водонепроницаемом корпусе, например, “Sony”. Различные инструкции подводной любительской видео-фототехники описаны в популярном среди аквалангистов журнале “Спортсмен - подводник”.

9.5. Подъём экспонатов.

Если решение о подъеме самолета, танка, катера, орудия, другой военной техники согласовано с соответствующим музеем, то остается техническая часть работы. Описание способов подъема в разных условиях заняло бы слишком много места и все равно не исчерпало бы всех возможных вариантов.

Поисковым группам следует стремиться к тому, чтобы подъем подобной техники осуществлялся силами специальных водолазных служб. И в этом случае помощь аквалангистов может оказаться весьма ценной.

Экспонаты весом до полутонны могут быть подняты морским водолазным судном (типа ВМ) или большим гидрографическим катером (типа БКГ).

Аквалангисты при подъеме экспонатов чаще всего пользуются мягкими понтонами различных конструкций.

Рекомендуется производить первичную обработку экспонатов: очистку от ракушника, ржавчины, песка и грязи. Вопросы реставрации требуют специальной подготовки, оборудования и материалов и здесь не рассматриваются.

Особую ценность имеют поднятые со дна бумаги (документы). Их обработка и прочтение - дело сложное. Целесообразно иметь предварительную договоренность с экспертами-криминалистами, которые есть почти во всех районных, городских и областных подразделениях правоохранительных органов.

Поднятые документы до их передачи специалистам следует хранить и транспортировать с максимальной бережливостью, непременно в водной среде. Каждый поднятый экспонат должен быть внесен в опись. На плане объекта должно быть отмечено место, где был найден этот экспонат, а в водолазном журнале и дневнике экспедиции - кем был найден, когда и при каких обстоятельствах.

Руководитель экспедиции обязан организовать надежное хранение экспонатов как предметов, представляющих государственную и историческую ценность.

Передача экспонатов и документов в музей осуществляется по акту, который оформляется музеем. Как правило, передача экспонатов и документов - это торжественное событие, которое проводится в присутствии сотрудников музея, ветеранов Великой Отечественной войны, бывших участников событий, связанных с обследованным объектом и, конечно, участников экспедиции.

9.6. Отчёт об экспедиции.

Этот документ является важным итогом работы поисковой группы. Он должен содержать в концентрированном виде основные сведения об экспедиции:

- период ее проведения, цели и задачи;
- район работ;
- объект поиска и обследований, его местонахождение;
- список участников экспедиции и её техническое оснащение;
- историческую справку об объекте;
- материалы (результаты) обследования;
- сведения о поднятых предметах;
- материалы поиска и установления имен погибших и оставшихся живыми членов команды корабля (экипажа самолета, танка, корабля);
- материалы передачи экспонатов и документов в музей, другие сведения об увековечении памяти погибших;
- выводы и рекомендации участников экспедиции.

Отчет целесообразно снабдить приложением с фотографиями, фотокопиями отдельных экспонатов и документов, кратким изложением дневника экспедиции.

Водолазный журнал и дневник экспедиции должны храниться в клубе (секции) аквалангистов бессрочно.

10. Учет результатов поисковых работ.

Учет результатов поисковых работ - один из важнейших ее завершающих этапов, который предусматривает фиксацию обнаружения останков, мест их обнаружения, событий, связанных с выявленными захоронениями, участников поиска, а также географические и исторические особенности.

Аналитические обобщения результатов поисковых работ и архивных исследований позволяют не только прояснять судьбы отдельных военнослужащих, но и уточнять характер и историю военных событий.

Наиболее эффективен учет с применением современных информационных технологий на основе компьютерных баз данных, в которых накапливаются необходимые сведения. Примером такого подхода могут служить базы данных, создаваемые Ассоциацией международного военно-мемориального сотрудничества “Военные Мемориалы” и Историко-архивным поисковым центром “Судьба”.

В Историко-архивный поисковый центр “Судьба” Ассоциации “Военные Мемориалы” поступают для обработки документы и материалы, обнаруженные поисковыми формированиями. Поступающая информация обрабатывается с использованием архивных данных. При этом проводится комплексная проверка информации по военным архивам: уточняются биографические данные, вносятся необходимые изменения в данные персонального учета военнослужащих в архивах. На этой основе создается база данных о советских военнослужащих, судьбы которых установлены в ходе поисковых работ.

На 1 января 1997 года в базе данных находились сведения о 3250 советских военнослужащих, имена которых установлены по обнаруженным медальонам.

Сформирована база данных с именами 12170 советских военнослужащих, обнаруженных и захороненных поисковыми отрядами на кладбище у д. Мясной Бор Новгородской области. В базе данных обнаруженных и перезахороненных советских военнослужащих на кладбище “Большое Устье” числится 4006 человек. В базе данных по советским военнопленным, умершим в Финляндии, 19227 имен.

Аналогичные базы данных создаются Ассоциацией международного военно-мемориального сотрудничества “Военные Мемориалы” по иностранным военнослужащим, в которых по состоянию на 1 января 1997 года сосредоточена информация, более чем о 1,5 млн. иностранных военнослужащих.

Создана база данных по стрелковым, кавалерийским и танковым дивизиям Красной Армии периода Великой Отечественной войны, со сведениями о боевом пути, составе, расшифровке ППС и в/ч.

Ассоциация “Военные Мемориалы” сообщает областным поисковым объединениям и отрядам, а также редакциям книг Памяти уточненную информацию о погибших, подготавливаемую с помощью баз данных Ассоциации [27].

11. Работа в архивах

Основным архивом, в котором сконцентрированы документы периода Великой Отечественной войны, является Центральный архив Министерства Обороны РФ (ЦАМО РФ). Документы, хранящиеся в ЦАМО, позволяют получить информацию об изучаемом участке фронта, с приложением карт и схем обороны, огневых участков, направлений главных ударов и мест, где части и подразделения несли наибольшие потери. Большой интерес для исследователей представляют документы о безвозвратных потерях с указанием фамилий, мест гибели и захоронения павших воинов. Кроме ЦАМО, необходимую информацию можно получить и в других профильных архивах, в том числе, и в местных военных комиссариатах.

Центральный государственный архив Советской Армии (119435 г. Москва, Б. Пироговская, 17) располагает материалами, касающимися воинских частей, их личного состава с 1918 по 1940 год, а войск ВЧК-ОГПУ-НКВД-МВД с 1918 по I960 год.

Центральный Государственный архив Военно-Морского Флота (191066 г. Ленинград, ул. Халтурина, 36) хранит архивы кораблей, частей и соединений Военно-Морского Флота с 1918 по 1940 год.

В Архиве Министерства обороны (142100 г. Подольск, Московская область) можно получить сведения о воинских частях и их личном составе за годы Великой Отечественной войны и за послевоенный период.

Центральный Военно-Морской архив (188350 г. Гатчина, Ленинградская область) может выдать справки о личном составе кораблей частей и соединений Военно-Морского Флота в годы Великой Отечественной войны и за послевоенный период.

За справками о службе в пограничных войсках следует обращаться в Центральный архив погранвойск (141400 г. Пушкино Московской области).

Сведения о ранении, о пребывании в госпиталях во время Великой Отечественной войны можно получить в Военно-Медицинском музее Министерства обороны (I96I80 г. Ленинград, Лазаретный переулок, 2).

В архиве Министерства путей сообщения (I07I74 г. Москва, ул. Ново-Басманная, 2) находятся сведения обо всех спецформированиях НКПС. В архиве Министерства гражданской авиации (125167 г. Москва, Ленинградский проспект, 37) - о специальных формированиях гражданского воздушного Флота. В Центральном архиве Министерства морского флота (103759 г. Москва, ул. Жданова) - о кораблях и учреждениях Наркомата Морского Флота СССР.

О местных формированиях (МПВО, истребительные батальоны и другие) - в государственных областных, краевых и республиканских архивах по месту действия формирований.

Вышеперечисленные архивы выдают справки гражданам только по вопросам личных прав и интересов граждан (о прохождении службы, трудовом стаже, окладе денежного содержания, размере заработной платы, воинском звании, награждении, присвоении квалификации, ранении, установлении судьбы близких родственников).

Для того, чтобы быстро получить ответ на запрос, необходимо в заявлении указать свою фамилию, имя, отчество в период службы (работы), год и место рождения. Действительное или условное наименование воинской части (например, 1-я стрелковая рота 174-го гвардейского стрелкового полка 20-й гвардейской стрелковой дивизии или войсковая часть 732252 Московского военного округа) и место дислокации. Период службы (работы) - начало и окончание в пределах месяца - в данной части, воинское звание и занимаемую должность. По какому вопросу требуется справка (установление судьбы разыскиваемого военнослужащего). Адрес, куда выслать справку (справки “до востребования” не высылаются).

Рекомендуется заявление писать без сокращений наименований. На каждую воинскую часть направлять отдельное заявление. При подтверждении ранения, а также при установлении судьбы военнослужащих в военкоматах заполняются специальные анкеты.

За материалами по темам следопытского поиска следует обращаться в военные комиссариаты, краеведческие музеи, советы ветеранов войны, советы боевой и трудовой славы предприятий и организаций, местные и школьные библиотеки, а также непосредственно к ветеранам войны и труда.

При отсутствии нужных сведений у перечисленных выше организаций и лиц справки и материалы могут быть высланы из архивов по запросам советов школьных музеев (комнат боевой и трудовой славы), официально оформленным и подписанным директором школы.

Справки и материалы по личным письмам отдельных следопытов (школьников) архивы не высылают [6].

При обнаружении медальонов, других документов погибших рекомендуется:

А.) Чтобы восстановить фамилию, имя и отчество, год и место рождения владельца, фамилию, имя и отчество его ближайших родственников и их домашний адрес можно через соответствующий архив райвоенкомата, направить запрос по адресу ЦАМО (142100, Московская область, г. Подольск, Варшавское шоссе, д.9-а). В архиве, по книгам безвозвратных потерь, установят номер воинской части и должность погибшего, дату и место его гибели, место призыва в армию или на флот.

Параллельно, по имеющимся в медальоне сведениям, можно послать запросы для розыска родственников погибшего и через них, или через советы ветеранов войны и труда по месту прежнего жительства погибшего и получить о нем дополнительные сведения.

Запросы можно направлять в городские адресные бюро, а в сельской местности - начальникам районных отделов внутренних дел, председателям поселковых (сельских) Советов Народных депутатов или в городские (районные) военные комиссариаты.

Б). Запрос с просьбой сообщить какими боевыми наградами награжден погибший, кем награжден, дату и номер приказа о награждении через райвоенкомат можно послать также по адресу: 113160, г. Москва, K-160, Главное Управление Кадров Министерства обороны.

В). Если в Центральном архиве Министерства обороны фамилий погибшего не найдут и если погибший относится к офицерскому составу розыск можно продолжить через архивы по родам войск (кроме мотострелковых частей). Эти архивы находятся в Москве.

Г). По найденным документам, сообщениям родственников в Архиве Военно-Морского Флота можно выяснить номер госпиталя, в котором находился погибший на излечении. В этом случае запрос следует посылать через райвоенкомат, в Центральный военно-медицинский музей в г. Ленинград.

В случае, если номер госпиталя не известен, а известно место и время дислокации госпиталя, то запрос следует посылать в горвоенкомат или в райвоенкомат по месту прежней дислокации госпиталя на предмет установления его номера.

Д). Когда известен номер дивизии, корпуса, в составе которого воевал погибший, можно установить связь с советом ветеранов данной дивизии (корпуса). За справками об адресах советов ветеранов необходимо обращаться в Комитет ветеранов войны или Московскую секцию Комитета ветеранов войны.

При обнаружении боевых орденов иди медалей с выгравированным номером запрос о том, кому принадлежит эта награда, необходимо посылать через райвоенкомат в Центральный Архив Министерства обороны.

12. Классификация захоронений.

12.1. Плановые воинские захоронения

Плановые воинские захоронения - места погребения в одиночных или общих (братских) могилах, кладбищах воинских частей и подразделений воинов, павших на поле боя, погибших при исполнении служебных обязанностей или умерших от ран. Погребения выполнялись специальными командами воинских частей и соединений [27].

Погребение останков воинов Красной Армии в период Второй Мировой войны проводилось в соответствии с “Положением о персональном учете потерь и погребении погибшего личного состава Красной Армии в военное время”, введенным в действие приказом НКО СССР от 15 марта 1941 года № 138. По этому “Положению” команда, выделяемая командиром, занималась розыском трупов, их сбором и доставкой на место погребения. Перед погребением у погибших изымались документы (красноармейская книжка, партбилет, комсомольский билет и т.п.), один экземпляр вкладыша солдатского медальона забирался и отправлялся в штаб части для учета, а другой экземпляр должен был оставаться вместе с погибшим.

Погибших должны были хоронить в могилы достаточной глубины (от поверхности почвы до погребенных не менее 1,5 метра). На насыпной холмик над могилой высотой до 0,5 метра устанавливалась пирамидка высотой 1,5 метра, сделанная из досок или камня. На пирамидке выжигался или записывался номер могилы. В большинстве случаев захоронения этого типа организовывались в воинские кладбища. Трупы погибшего начальствующего состава, от командира полка и выше, направлялись в армейский тыловой район, где хоронились в деревянных гробах.

При погребении в братской могиле в книге погребения против каждой фамилии точно отмечалось место нахождения трупа, захороненного в могиле, например: “от южного края могилы 1-й в первом ряду, от северного края 3-й во втором ряду, считая сверху”, и так далее.

В санитарных тыловых учреждениях и госпиталях погребение военнослужащих, умерших от ран, производилось распоряжением начальника санитарного учреждения или госпиталя по правилам, предусмотренным этим же “Положением”.

По сложившейся практике, каждой могиле отводилось специальное место и присваивался номер. Могилы сдавались по актам представителям местных органов власти или военных комиссариатов с указанием в актах фамилий погребенных. Места расположения братских могил обозначались на топографических картах, которые совместно с актами погребения передавались в архивы.

Однако по ряду причин это “Положение” не было своевременно доведено до воинских частей, и поэтому такие захоронения часто осуществлялись не в установленном порядке.

В ходе тяжелых оборонительных боев, в которых воинские подразделения несли большие потери и порой вынуждены были поспешно отступать, не представлялось возможности достойно захоронить павших. Не всегда это делалось и в ходе наступления.

Весной 1942 года, когда линия фронта стала смещаться на запад и значительные территории были освобождены от противника, приказом НКО от 04.04.1942 г. № 106 была введена в действие “Инструкция по уборке бывших полей сражений”.

В соответствии с инструкцией, сбор, документирование и захоронение оставшихся незахороненными погибших воинов Красной Армии возлагались на команды, организуемые местными Советами депутатов трудящихся из гражданского населения. Перед захоронением начальник команды обязан был произвести опознание и учет всех обнаруженных трупов военнослужащих и гражданского населения. Опознание должно было производиться по медальонам или другим документам, обнаруженным при погибших (удостоверение личности, партийный, комсомольский билет, паспорт и др.)

Все установленные в ходе опознания данные должны были заноситься в книгу - “Именной список трупов командиров и бойцов Красной Армии и гражданского населения, обнаруженных на полях сражения”. Книга должна была быть прошнурована и опечатана печатью местного Совета депутатов трудящихся. Ответственность за хранение и правильное ведение книги возлагалась на начальника команды.

В книге указывались: место и время проведения работ, населенный пункт, № могилы и ее точное расположение, количество и установленные биографические данные захороненных. При перезахоронении трупов указывалось точное расположение места бывшей могилы, число трупов, извлеченных из нее, и место нового захоронения.

При расформировании команды книга сдавалась начальником команды по акту председателю исполкома местного Совета депутатов трудящихся и хранилась в указанном Совете. Сведения из книги должны были сообщаться в Центральное бюро по персональному учету потерь личного состава действующей армии.

Местные органы власти обязывались проявлять заботливое отношение к оформлению могил воинов Красной Армии и гражданского населения: надмогильные холмы обложить дерном или камнем, посадить деревья или кустарник, сделать ограду, систематически наблюдать за сохранностью мест захоронения и поддерживать их внешний вид.

На месте каждой могилы обязательно должен устанавливаться опознавательный знак с выжженным или написанным номером могилы.

Однако уже 22 апреля 1942 года, в связи с тем, что местные Советы с поставленной задачей не справляются, Начальник Главного Управления тыла Красной Армии издал приказ, обязывающий создать специальные команды для захоронения трупов бойцов Красной Армии и неприятеля на каждом фронте, в каждой отдельной армии и Московском военном округе. Ответственными за захоронение назначались начальники санитарных управлений.

Начальникам команд предписывалось изучать районы боев на местности и по картам, вменялось в обязанности производить выявление и захоронение погибших не только на открытых пространствах, но и в лесных массивах. Захоронение трупов бойцов Красной Армии производить в строгом соответствии с инструкцией, объявленой в Приказе НКО от 4 апреля 1942 года № 106.

В послевоенный период через местные органы власти была развернута работа по переносу братских и одиночных могил, их укрупнению. Однако вследствие недостаточной оценки состояния воинских захоронений, были определены малые сроки работ, материально и организационно они были подкреплены слабо. Поэтому в целом уровень работ по перезахоронению был достаточно низок, и частично захоронения остались по-прежнему безымянными, а многие были просто срыты, запаханы, разрушены или перенесены не полностью, а иногда лишь в отчетах числились перенесенными. Некоторые из них в настоящее время можно было бы восстановить.

Следует констатировать, что при поисковых работах среди разрушенных и заброшенных захоронений встречаются и плановые захоронения. Существенное отличие захоронений этого типа от других заключается в том, что о них может быть найдена информация в местных военкоматах, архивных документах воинских частей, воевавших в этих местах.

12.2. Боевые захоронения

Боевые захоронения - погребения останков погибших воинов, произведенные в перерывах между боями или в процессе боевых действий однополчанами, друзьями или товарищами погибших.

В отличие от плановых захоронений, места под боевые захоронения не отводились. Погибших хоронили непосредственно в районе гибели, не составлялись схемы захоронений, однако погибшие заносились в списки потерь и, в большинстве случаев, родственникам сообщались места гибели. Те из них, личности которых не удавалось установить, числились пропавшими без вести.

Документы, личные вещи и медальоны при захоронении часто не изымались, как того требовал порядок погребения.

Возможны обнаружения поисковиками необустроенных, полуразрушенных или разрушенных боевых захоронений. Информация об этих захоронениях может быть найдена чаще всего в списках безвозвратных потерь воинских частей.

12.3. Санитарные захоронения

Санитарные захоронения - погребения останков погибших или умерших от ран воинов, осуществленные в целях соблюдения необходимых санитарно-гигиенических условий.

Санитарные захоронения производились, как правило, местным населением. На оккупированной территории полевое командование немецкой армии привлекало для этого пленных красноармейцев, либо выделяло похоронные команды из состава своих подразделений. Обычно захоронения проводились спустя некоторое время по окончании ведения боевых действий, но особенно массовыми они были весной, после схода снегов, когда разложение трупов создавало угрозу загрязнения окружающей среды и могло повлечь за собой распространение эпидемий и различных заболеваний.

Санитарные захоронения в большинстве случаев являются братскими. Места под санитарные захоронения выбирались исходя из условий местности. Удобнее было сносить останки погибших в воронки от снарядов и авиабомб, траншеи, блиндажи, силосные и картофельные ямы, погреба, подвалы сгоревших домов, овраги. При этом, соответственно, не соблюдался порядок погребения воинов и не составлялся список погибших. Большинство погребенных таким образом бойцов и командиров Красной Армии числились либо пропавшими без вести, либо погибшими без указания точного места захоронения.

Документы, личные вещи и медальоны при захоронении обычно не изымались. Информация об этих захоронениях, как правило, не документировалась. Основные источники сведений о них - воспоминания участников и очевидцев их создания.

12.4. Незахороненные останки

Незахороненные останки - останки военнослужащих, которые по разным причинам остались незахороненными.

Это могут быть останки воинов, заваленных взрывами в блиндажах, дотах, стрелковых ячейках, траншеях, а также оставшиеся под открытым небом и оказавшиеся впоследствии засыпанными в верхних слоях почвы под действием естественных климатических процессов: занесения грунтом, засыпания растительными отложениями, зарастания лесом и т.п. Обычно это места непосредственного соприкосновения войск противоборствующих сторон. Документы и личные вещи оставались при погибших.

12.5. Мемориальные захоронения

Мемориальные захоронения - воинские мемориалы и могилы, создаваемые для увековечения памяти героически погибших военнослужащих на местах их массовой гибели, ожесточенных сражений или в местах большой исторической значимости. При этом данные о количестве погибших могут не соответствовать количеству фактически захороненных.

К таким захоронениям относятся могилы, созданные на местах переноса останков воинов Красной Армии и партизан, погибших в боях, место гибели которых было известно, а место захоронения - нет. Это также мемориалы на оборонительных рубежах, в местах боевых действий воинских частей, частей ополчения и партизанских отрядов и местах гибели экипажей самолетов и кораблей.

Эти захоронения имеют большое значение для работы по военно-патриотическому воспитанию молодёжи.

12.6. Временные захоронения

Временные захоронения - места временного погребения останков, эксгумированных при проведении поисковых, эксгумационных работ, строительстве жилых домов, хозяйственных и других объектов, выполняемые с целью временного хранения останков до определения порядка их захоронения на постоянное место.

Создание временных захоронений производится только в случае крайней необходимости. При их создании в захоронения в обязательном порядке закладываются записки, предварительно изолированные от влаги. Для этого могут применяться плотно закрытые бутылки, полиэтиленовые пленки и т.п.

Записки предназначены для информирования лиц, обнаруживших временное захоронение, позволяют этим лицам произвести перезахоронение останков в постоянную могилу. Для этого в записки необходимо вносить следующие данные: где, когда, кем и при каких условиях произведены эксгумация и временное захоронение; предположения о принадлежности эксгумированных к воинским частям, армиям, периоду и месту ведения боевых действий; имена временно захороненных, если они установлены; причины создания временного захоронения и планируемое время его ликвидации и так далее. Наиболее предпочтительно закладывать вместо записок копии протоколов эксгумаций.

Отсутствие протоколов эксгумаций или записок во временных захоронениях затрудняет их идентификацию и исключает возможность установления имен лиц, останки которых находятся во временном захоронении. По этим причинам создание безымянных временных захоронений недопустимо.

12.7. Перезахоронения

Перезахоронения - захоронения останков воинов в отдельных или братских могилах, после их эксгумации в результате поисковых, эксгумационных, хозяйственных или других работ.

Перезахоронения не являются объектами проведения эксгумационных работ, за исключением тех случаев, когда возникают необходимости перезахоронения останков погибших по настоянию родственников. Обычно это связано с переносом останков на родину. Вместе с тем перезахоронения производятся достаточно часто: как результат поисковых работ, в процессе создания сборных кладбищ, из-за необходимости проведения хозяйственных работ и по другим причинам.

Из вышесказанного следует, что перезахоронение является вторичным (повторным) захоронением. Многие из приведенных здесь типов захоронений могут быть вторичными, т.е. перезахоронениями.

Главная особенность перезахоронений состоит в том, что перезахоронения коренным образом изменяют информационную ситуацию: сведения, существовавшие о первичных захоронениях, в значительной степени утрачивают свое значение. В тоже время выполняются перезахоронения целенаправленно, в обстановке благоприятствующей совершаемым действиям.

Это позволяет предъявить к их созданию более высокие требования по выполнению захоронений, предусматривающие:

• четкое документирование процессов эксгумации и последующих захоронений;
• внесение изменений (дополнений) в учетные сведения о захоронениях военнослужащих по этому захоронению, хранящиеся в соответствующих архивах;
• оформление необходимых документов о перезахоронении и передача их в соответствующие военные комиссариаты;
• согласование захоронения с местной администрацией и оформление в установленном порядке отвода необходимого земельного участка под захоронение;
• определение ответственной организации и порядка содержания захоронения (кладбища);
• внесение информации о произведенном захоронении (захоронениях) в соответствующий реестр (паспорт) кладбища, если оно существовало до этого, или создание в установленном порядке нового кладбища (захоронения).

13. Обоснование процесса эксгумации

Необходимо отметить, что процесс эксгумации по своему нравственному, этическому, моральному воздействию на окружающих занимает в поисковой деятельности особое положение.

Любая эксгумация должна быть достаточно обоснованной. Её проведение документально санкционируется местной администрацией и службой госсанэпидемнадзора. Недопустимо проведение эксгумации без оформления протоколов эксгумации, а также актов начала и завершения работ, которые подписываются лицами, проводившими эксгумацию, и представителями местной администрации.

Эксгумация может производиться по любому виду захоронений из перечисленных выше. О захоронениях необходимо собрать информацию: опросить местных жителей, работников военкоматов, местных органов власти и занести ее в протокол, а также изучить документы профильных архивов (Центральный архив Министерства Обороны, архив Военно-медицинского музея, Центральный государственный военный архив, Центральный архив военно-морского флота и т.д.).

14. Эксгумация захоронений

Эксгумация захоронений, в зависимости от глубины залегания останков имеет свои особенности и разделяется на эксгумацию глубоких захоронений (от 25-30 см. и глубже) и эксгумацию незахороненных останков (до 30 см).

Свою специфику имеет извлечение костных останков из разбитых самолетов, боевой техники, затонувших кораблей, долговременных укреплений.

14.1. Эксгумация глубоких захоронений

Эксгумации останков предшествует вскрытие захоронения (могилы) до обнаружения останков. Порядок проведения раскопок зависит от различных факторов и определяется, в основном, поисковиком, военным археологом или специалистом-криминалистом непосредственно на месте. В каждом случае возможно различное залегание останков и археологических источников (медальонов, документов, элементов экипировки и снаряжения, личных вещей, оружия, боеприпасов), расположение которых не всегда соответствует общепринятым закономерностям и налагает свои особенности на условия проведения эксгумационных работ [27].

Если при прокладке шурфов не удаётся точно обнаружить границы могильной ямы, то по всей территории предполагаемого захоронения аккуратно вскрывается верхний слой дерна на штык лопаты, и по цвету и структурным особенностям грунта определяются границы захоронения. При этом следует учитывать, что костные останки порой располагаются в стороне от установленных границ, имея над собой неперекопанный слой грунта.

Для установления границ больших братских захоронений шурфы закладываются в виде пересекающихся траншей. После обнаружения границ захоронения, они отмечаются вешками.

Могильная яма вскрывается горизонтальными пластами определенной толщины (толщина каждого вскрываемого пласта зависит от глубины залегания останков и устанавливается непосредственно при раскопках). Выкапываемый грунт проверяется на предмет обнаружения подъемного материала.

Вскрывать могильную яму сразу на всю глубину нельзя, так как неизвестно расположение костных останков, не установлено наличие взрывоопасных предметов и, самое главное, можно уничтожить или повредить археологические источники, имеющие большое значение в установлении личности погибших.

При снятии каждого пласта грунта целесообразно прощупать почву щупом и обследовать металлоискателем.

Вскрытие самых нижних слоев, соприкасающихся с останками, проводится с особой осторожностью. При этом применяется более мелкий рабочий инструмент: совки, ножи и т.д. При вскрытии захоронения следует иметь в виду, что уровень залегания останков не всегда находится на одинаковой глубине. В центре захоронения, как правило, костные останки залегают глубже, чем по его краям. Чаще всего это встречается в использованных под захоронение воронках от авиабомб. Здесь разница в уровне расположения останков может достигать 1 метра.

Если захоронение глубокое и тесное, а грунт непрочен, то во избежание осыпания стенок необходимо расширять его площадь или укреплять стенки. Отработанный грунт располагают не ближе одного метра от края могильной ямы. До вскрытия захоронения поверхность окружающего участка в радиусе около 7-10 метров должна быть исследована на предмет отсутствия останков, чтобы исключить их засыпание отработанным отвалом.

Достоверность сведений, полученных при раскопках, во многом зависит от качества исследования. Техника вскрытия захоронений и эксгумации останков имеет свои особенности в каждом конкретном случае и определяется, прежде всего, степенью сохранности захоронения. В тех случаях, когда захоронение нарушено мародерами и перекопано, а расположение костных останков и подъемного материала хаотично, целесообразно исследовать грунт, вынутый при несанкционированном вскрытии, а также грунт могильной ямы до материка.

В случае, когда захоронение не нарушено, при постепенной выемке заполнения могильной ямы можно проследить некоторые признаки приближения захоронения.

Это появление темных пятен твердой земли, склеенной продуктами разложения трупов, предметов экипировки и снаряжения. При появлении этих признаков земля аккуратно снимается, определяется положение костяка, проводится его расчистка и подъем археологического материала. Нельзя брать или сдвигать найденные предметы, так как по их взаимному расположению возможно установление обстоятельств гибели военнослужащего (боевое захоронение). Для упаковки находок нужны коробочки разных размеров, вата, оберточная бумага, а также большие полиэтиленовые мешки для временного хранения костных останков.

При обнаружении медальона его необходимо герметично упаковать в полиэтиленовый пакет, желательно с землей, и в дальнейшем оберегать от механических и других воздействий до проведения экспертизы. Как показывает практика, лучше всего, если медальон вскрывается специалистом в криминалистической лаборатории.

Справедливости ради стоит отметить, что очень часто медальоны, которые попадаются в земле, оказываются пустыми, а в некоторых из них - махорка, булавки или спички. По мнению некоторых поисковиков, заполнение “смертников”, как их называли солдаты, считалось плохой приметой. Но есть и другая точка зрения. Чистые медальоны, это не что иное, как последствия их заполнения чернилами, изготовленными на растительной основе. Такие чернила угасают и вымываются практически полностью в результате длительного пребывания в неблагоприятных условиях. Можно исследовать под микроскопом кажущийся незаполненным бланк и без труда обнаружить следы пера. Если следы пера имеют отчетливые очертания, для чтения текста помогут косо падающие лучи направленного света.

Даже если бланк будет развернут фрагментами, но при этом заполнен графитовым карандашом, можно считать что имя солдата восстановлено. Современные спектральные приборы позволяют без особых затруднений читать тексты, выполненные графитом, тушью или типографской краской, даже если текст значительно угас. Труднее читаются тексты, выполненные чернилами химического происхождения [28].

Практика показала, что для полевых условий наиболее надежным способом является следующий способ консервации медальонов: в пластиковую бутылку из под минеральной воды или лимонада, наполненной “под завязку” чистой водой, опускается капсула с медальоном. Воду можно брать из ближайшей не застоявшейся лужи или воронки. В таких условиях можно хранить медальон до месяца. Практически любой раскисший медальон (если еще не разрушились слои бумаги) реально развернуть в лабораторных условиях. Однако не следует затягивать время хранения даже в законсервированном состоянии, в конечном итоге наступит плесневение вкладыша, что приведет к быстрому его разрушению. Хранение в воде обеспечивает среду, приближенную к состоянию невесомости, что предохраняет капсулу от встряски при транспортировке.

Консервация медальонов таким способом дает возможность сохранить его в условиях приближенных к естественной среде и предохраняет от высыхания и механического воздействия. Высыхание бумаги ведет к ее повреждению при извлечении из капсулы, а длительное хранение в высушенном состоянии приводит к процессу цементирования слоев бумаги, в результате чего расслоение становится невозможным.

Расчистку раскопа желательно проводить от головы к ногам, горизонтально срезая землю совком. Отдельные кости нельзя извлекать из скелета до полной его зачистки.

Над головой, грудью и в районе туловища павшего следует всегда копать не так глубоко, как над ногами, и более осторожно, чтобы предотвратить разрушение и дальнейшую утрату, возможно решающих признаков идентификации останков.

Отработанную землю убирают со дна раскопа, чтобы расчистку не проводить дважды.

В каждом случае останки должны быть откопаны и очищены по всей своей длине и ширине (и сверх этого еще на 10 см со всех сторон). В братских захоронениях останки одного горизонтального уровня могут эксгумироваться не одновременно. Это зависит от характера расположения и глубины залегания останков. Только таким образом возможно разъединение останков погибших и изъятие их всех без исключения.

После очистки останков от земли можно начинать их извлечение из захоронения в обратной последовательности: от ног - к голове. Благодаря этому создается свободное пространство для работы.

При эксгумации захоронений на воинском кладбище сначала определяются ряды могил. По возможности, в каждом ряду кладбища следует извлекать один скелет за другим, начиная слева. В особо длинных рядах работу можно проводить одновременно с левого и правого концов ряда, также извлекая одного погибшего за другим.

Недопустимо начинать извлечение останков из середины или других мест могильного ряда. В конце каждого могильного ряда следует делать проверки путем прокладки шурфов в виде траншеи (до той же глубины, что и дно могилы) независимо от того, идет ли речь о кладбище или траншейном захоронении, чтобы установить, не были ли там дополнительно захоронены погибшие.

При эксгумации на кладбище могилы нумеруются и составляется план их расположения.

В братских могилах следует разъединить останки. Если разъединить останки невозможно, то следует их перезахоронить вместе.

В случае необходимости кости скелета вместе с подъемным материалом зарисовываются или фотографируются.

Если захоронение было произведено в несколько слоев, то эксгумация производится слой за слоем, начиная с верхнего. После извлечения всех останков необходимо зачистить дно ямы до материкового слоя, так как возможно двойное захоронение. Это характерно для некоторых санитарных захоронений, когда нижний ряд останков засыпался слоем грунта, после чего продолжалось захоронение в ту же могилу. Необходимо также сделать подкопы по границам могильной ямы и исследовать грунт с помощью щупа на возможность залегания костных останков.

14.2. Эксгумация незахороненных останков

Работа с незахороненными останками имеет свою специфику. Костные останки залегают на глубине 5-30 сантиметров. Очень часто останки одного человека могут находиться на площади в несколько квадратных метров - как следствие боевых действий и результат растаскивания дикими животными и корнями деревьев. Необходимо тщательное обследование площадей, прилегающих к местам обнаружения останков.

При обнаружении останков, для определения границ их расположения необходимо вскрыть верхний слой грунта (дёрн). После выявления границ, снимается грунт на глубину залегания останков. Лучше всего грунт снимать небольшими фрагментами, так как в нём и под ним могут находиться костные останки и подъемный материал. В процессе работы грунт постоянно просеивается вручную и перекладывается на обследованные участки раскопа. Только после снятия всего верхнего слоя и обнажения целиком костных останков и соответствующей их фиксации в записях, рисунке, фотоснимке, проводится их извлечение.

14.3. Перезахоронение останков

После эксгумации и оформления протоколов и актов, в которых фиксируются результаты, останки укладываются в контейнер (гроб, полиэтиленовый мешок). Контейнер хорошо закрывается, опечатывается, и на нем проставляется номер, который заносится в протокол. Если на раскопе нет возможности сразу составить протокол эксгумации, то оформляется его черновой вариант или делается запись в журнале раскопок.

До захоронения останков следует обеспечить полное оформление документов по эксгумации.

Захоронение останков погибших защитников Отечества, обнаруженных в ходе поисковой работы, организуется через местные органы власти и управления с отданием воинских почестей. Организованное захоронение необходимо зарегистрировать через военный комиссариат и органы местной власти и управления. Перенесенные захоронения также подлежат обязательной регистрации.

Если по каким либо причинам нет возможности провести захоронение останков сразу по окончании всех поисковых работ, организуется временное хранение останков. Место временного хранения останков фиксируется в протоколе эксгумации. Останки должны храниться в защищенном от солнца и осадков месте.

Перезахоронение останков в обязательном порядке должно быть документально зафиксировано в местных органах власти и управления, а также в протоколе эксгумации. Осуществление этих мероприятий, в том числе и переучет погибших защитников Отечества в Центральном архиве Министерства Обороны РФ, производится лицами, проводившими эксгумацию и перезахоронение.

15. Установление личности военнослужащих

Установление личности военнослужащих - комплекс мероприятий, позволяющий достоверно установить личности погибших, останки которых обнаружены в ходе поисковых работ. Эти мероприятия включают:

• выявление личных документов, медальонов, наград, именных вещей, предметов экипировки и униформы;
• экспертизу обнаруженных документов и медальонов;
• работу со списками безвозвратных потерь и другими архивными документами;
• анатомическую экспертизу обнаруженных останков, позволяющую установить расовую принадлежность, пол и возраст;
• медико-криминалистическое исследование с целью идентификации личности погибшего;
• свидетельские показания участников и очевидцев событий;
• выявление хронологических и других характерных признаков.

15.1. Документы, удостоверяющие личность военнослужащих Рабоче-Крестьянской Красной Армии.

Солдатский медальон использовался для установления личности военнослужащих Рабоче-Крестьянской Красной Армии, погибших в ходе боевых действий. Он был введен Приказом РВС от 14.08.25 г. № 856 [1] как документ, удостоверяющий личность. Выдавался всем военнослужащим воинских частей, кораблей, штабов, управлений, учреждений и заведений военного и морского ведомства после прибытия в свою часть при зачислении их на службу.

Сведения в медальон вносились в роте (эскадроне, батарее) лицами, заполняющими служебные удостоверения военнослужащих. Медальон относился к табельным вещам, предметам снаряжения и являлся вещью бессрочной, а в случае его утери немедленно выдавался новый.

Медальон был сделан из жести в виде плоской коробочки размером 50х33х4 мм с тесьмой для ношения на груди. В него вкладывался специальный бланк (вкладыш), изготовленный типографским способом на бумаге. При использовании такого типа медальона в ходе боевых действий выяснилось, что медальон негерметичен и пергаментный листок быстро приходит в негодность.

Приказом Народного Комиссара Обороны Союза ССР № 138 от 15.03.41 года [2] вводились новые медальоны в виде пластмассового пенала с вкладышем на пергаментной бумаге в двух экземплярах. На бланке вкладыша имелись следующие графы: фамилия, имя, отчество, год рождения, воинское звание; уроженец: республика, край, область, город, район, сельский совет, деревня; адрес семьи; фамилия имя и отчество родственника; каким райвоенкоматом призван; группа крови. Указывать наименование воинской части в медальоне запрещалось. В случае гибели военнослужащего один экземпляр вкладыша изымался похоронной командой и сдавался в штаб части. Второй - оставался в медальоне при погибшем. Но реально, в условиях боевых действий, это требование практически не выполнялось, медальон изымался целиком. На основании вкладышей, изъятых из медальонов, устанавливались имена погибших, оставшихся на поле боя, и составлялись списки безвозвратных потерь.

Необходимо отметить, что во время Великой Отечественной войны в некоторых частях использовались медальоны с деревянными и металлическими пеналами. Как правило, вкладыши в них сохраняются плохо.

Иногда отдельные бойцы использовали вместо пеналов обычные винтовочные гильзы.

В ноябре 1942 года вышел Приказ НКО № 376 “О снятии медальонов со снабжения Красной Армии”. Это привело к увеличению числа пропавших без вести военнослужащих из-за невозможности установления личности погибшего.

Красноармейская книжка была введена Приказом НКО СССР от 7 октября 1941 года как документ, удостоверяющий личность красноармейца и младшего командира [3]. Выдача красноармейской книжки взамен военного билета или приписного свидетельства производилась той частью, в которую красноармеец прибыл из райвоенкомата. Отправка на фронт красноармейцев и младших командиров без красноармейских книжек категорически запрещалась. Офицерам в качестве личных документов выдавались удостоверения личности.

У убитых и умерших от ран красноармейские книжки (удостоверения личности) изымались и передавались в штаб части или лечебного учреждения, где на их основании и составлялись списки безвозвратных потерь личного состава.

При установлении личности используются также другие документы: комсомольские и партийные билеты, письма и фотографии родных и близких, различные справки и удостоверения.

Реставрацию и экспертизу красноармейских книжек, партийных, комсомольских билетов и любых других документов, так же как и солдатских медальонов, необходимо проводить в наиболее короткие сроки, желательно не в полевых условиях, а в криминалистической лаборатории, так как со временем бумага ссыхается, а текст утрачивается.

15.2. Личные вещи, обмундирование и другие источники

При установлении личности имеют значение личные вещи, предметы снаряжения и обмундирования, обнаруженные при проведении поиска и эксгумации. Наиболее ценные из них те, на которых нанесены имена владельцев (именные вещи).

Именные вещи представляют интерес как косвенный источник информации. К ним относятся: личные вещи, предметы снаряжения и обмундирования с различными надписями.

Личные вещи могли переходить из рук в руки. Даже кропотливая продолжительная работа не всегда способна дать ответ - действительно ли данная вещь принадлежит тому человеку, чьи останки были найдены. Поэтому необходимо искать всевозможные дополнения и уточнения о судьбе конкретного человека через другие источники.

Печати и штампы воинской части, а также штемпели на почтовых отправлениях могут служить дополнительным источником для установления судеб погибших. В годы войны каждая часть имела свой условный номер и закрытое наименование в виде полевой почты (ПП). Специальные справочники, содержащие расшифровки этих номеров, помогают установить в/ч и прояснить судьбы погибших.

Помощь в установлении личности погибших оказывает знание предметов экипировки и формы одежды вооруженных сил государств, принимавших участие в боевых действиях на исследуемой территории. Такие сведения позволяют не только установить принадлежность к армии, роду войск, воинской части, звание военнослужащего, но и с использованием исторических данных, уточнить временные рамки событий.

Важны все находки, обнаруженные на месте проведения поисковых работ. Обычный винтовочный патрон с сохранившейся на донце гильзы маркировкой, обнаруженный в раскопе, может дать информацию о времени события. Так, патрон, выпущенный в 1943 году, вряд ли попал бы в захоронение 1942 года.

По сохранившейся на останках бойца Красной Армии нашивке за ранение можно датировать захоронение не ранее июля 1942 года, а наличие погон - не ранее января 1943 года. Обнаружение нагрудного знака “Гвардия” свидетельствует о том, что захоронение производилось не ранее июня 1942 года, так как знак был введен 22 мая 1942 года.

Это, в свою очередь, упрощает поиск архивных документов, содержащих данные о дислокациях воинских частей, характере и местах проведения боевых действий и безвозвратных потерях. Сопоставление всех полученных данных порой дает возможность устанавливать имена при полном или частичном отсутствии личных опознавательных знаков (медальонов) и документов.

Работа с архивными документами позволяет устанавливать имена погибших по номерам боевых наград и заводским номерам самолетов и их двигателей.

15.3. Воинские звания военнослужащих РККА

Воинские звания для военнослужащих Красной Армии были введены на основании постановления ЦИК и СНК СССР от 22 сентября 1935 года.

Военнослужащие Рабоче-Крестьянской Красной Армии, имевшие соответствующую военную или специальную подготовку и обеспечивавшие руководство войсковыми соединениями, частями и подразделениями по военному обучению и военно-политическому воспитанию, а также выполнявшие другую руководящую работу в рядах армии, делились на командный состав и начальствующий состав РККА.

К командному составу РККА относились военнослужащие, командовавшие войсковыми подразделениями, частями, соединениями, и занимавшие в частях и учреждениях РККА должности, для исполнения которых был необходим обязательный командный стаж и наличие соответствующей военной подготовки.

К начальствующему составу РККА относились:

а) военно-политический состав;

б) военно-технический состав;

в) военно-хозяйственный и административный состав;

г) военно-медицинский состав;

д) военно-ветеринарный состав;

е) военно-юридический состав.

В связи с введением для командного и начальствующего состава персональных воинских званий и новой формы были установлены знаки различия для командного и начальствующего состава, а также для младшего командного и начальствующего состава сверхсрочной службы и курсантов военных школ сухопутных и воздушных сил РККА. Воинские звания командного и начальствующего состава РККА на 22 июня 1941 года показаны в приложении.

15.4. Личные опознавательные знаки иностранных армий и особенности работы по захоронениям иностранных военнослужащих

Для установления личности военнослужащих германской армии использовались личные опознавательные знаки (die Erkennungsmarke), представлявшие собой алюминиевую пластину овальной формы, которая носилась на шнурке, охватывающем шею. Каждый знак состоял из двух половинок, с выбитой на них одинаковой информацией: номер знака, сокращенное наименование войсковой части, выдавшей знак, а также группа крови. Обе половины личного опознавательного знака могли легко отламываться друг от друга вследствие наличия продольных прорезей большой оси овала. При захоронении погибшего одна половина знака отламывалась и отсылалась вместе с донесением о потерях. Другая половина оставалась на теле погибшего.

Надпись и номер на личном опознавательном знаке воспроизводились во всех личных документах военнослужащего. Вместе с тем, в каждой войсковой части велись точные списки личных опознавательных знаков. Копии списков выданных личных опознавательных знаков посылались в Берлинское Центральное Бюро по учету военных потерь и военнопленных.

Таким образом, обнаружение с останками германских военнослужащих половинок личных опознавательных знаков явным образом указывает на то, что это останки боевого или госпитального захоронения. Такие захоронения осуществлялись на специальных кладбищах. Дальнейшая работа в этих местах должна прекращаться. В соответствии с заключенным соглашением Правительства Российской Федерации с Правительством Федеративной Республики Германии “Об уходе за военными могилами”, эксгумация военнослужащих вермахта без участия германской стороны или Ассоциации “Военные Мемориалы”, которая уполномочена Правительством России на выполнение межправительственных соглашений, запрещается. Это в полной мере относится к захоронениям военнослужащих любых других иностранных армий.

Личные опозновательные знаки венгерской армии представляют собой две скрепленные пластины, на которых с помощью отверстий отперфорирован специальный номер, однозначно идентифицирующий владельца. На одной пластине есть ушко для ношения на шее. При захоронении пластины разединяются. Одна остается на теле захораниваемого, вторая изымается похоронной командой для учета.

Личные знаки итальянской армии похожи на знаки венгерской, но данные владельца, включающие его личный номер, фамилию, имя, год и место рождения и имя отца, отштампованы текстом на итальянском языке.

В случае обнаружения военнослужащих иностранных армий при проведении поисковых работ и неизбежности их эксгумации, (например, если останки обнаружены в одном захоронении с советские военнослужащим) результаты эксгумации должны обязательно протоколироваться в установленном порядке. Останки вместе с обнаруженными личными опознавательными знаками и вещами должны передаваться в Ассоциацию “Военные Мемориалы”.

Недопустимо изъятие личных опознавательных знаков с мест захоронения иностранных военнослужащих, в результате чего останки обезличиваются.

16. Анатомическая экспертиза

16.1. Установление видовой принадлежности костных останков.

Вопрос о принадлежности костей человеку или животному представляет известные трудности, как из-за недостаточного его освещения в медицинской литературе, так и по причине отсутствия специальных руководств и пособий [7].

Основным методом установления видовой принадлежности в поисковой работе является наиболее простой и доступный - сравнительно-анатомический. Суть его заключается в сравнении найденных костей и их фрагментов с соответствующими справочными пособиями, содержащими рисунки костей человека и животных.

В тех случаях, когда костные останки сильно разрушены или в наличии только их фрагменты, существуют спектральный, серологический и другие методы, применение которых возможно только в лабораторных условиях [11].

Перед проведением сравнительно-анатомического анализа необходимо изучить признаки строения костей скелета человека. Вначале устанавливается анатомическая принадлежность костей (ребро, позвонок, лучевая кость), а затем - сравнение со строением костей скелета человека. При этом исходят из следующих особенностей:

• клеточные полости костей человека имеют форму чечевичных зерен, чаще с обеими выпуклыми поверхностями (средняя ширина полостей клеток около 3.3 микрон);

• форма и размеры частей скелета раскрывают анатомическую принадлежность их к человеку.

Определение принадлежности костей одному скелету или нескольким не представляет особой сложности. Определение ведется по количеству собранных скелетов, пересчитываемых по черепам, тазовым и бедренным костям.

16.2. Установление расовой принадлежности

По физическим особенностям строения тела народы земного шара подразделяются на три основные расы: европеоидную, монголоидную и негроидную. На территории России представляют интерес первые две.

16.2.1. Установление расовой принадлежности по строению черепа

Характерным признаком строения черепа являются:

• Европеоидная раса - значительно выступающие вперед кости скелета лица; резко выступающий, узкий, с глубоким корнем нос; несколько направленные кзади скулы; средне или сильно развитые клыковые (собачьи) ямки.

• Монголоидная раса - крупный череп с плоским, широким и высоким лицом; высокие орбиты; слабовыступающий с неглубоким корнем нос; хорошо развитые, выступающие скулы у американской группы и слабовыступающие - у азиатской группы; клыковые ямки не углублены или углублены очень мало; небо широкое.

 

16.2.2. Установление расовой принадлежности по зубам

Перед тем, как рассматривать особенности строения зубов, определим их порядок и расположение, как это принято в зубоврачебной практике:

правая сторона левая сторона

8.7.6.5.4.3.2.1. 1.2.3.4.5.6.7.8.

8.7.6.5.4.3.2.1. 1.2.3.4.5.6.7.8.

Цифрами 1 и 2 обозначают резцы, 3 - клыки, 4 и 5 - малые коренные зубы, 6, 7, 8 - большие коренные зубы.

При записи состояния зубов в протоколе эксгумации используются обозначения ( й , л , щ , ы ), которые показывают местонахождения зуба. Например, обозначение 5щ указывает на второй малый коренной зуб верхней челюсти справа.

Для зубов представителей монголоидной расы являются характерными три основных признака: лопатообразная форма внутренней поверхности верхних резцов; наличие между корнями вторых коренных зубов так называемого “затека” эмали, имеющего вид остроконечного выступа; наличие костных бугорков в виде “ореховидных вздутий” в области альвеолярного края внутренней поверхности нижней челюсти в месте расположения моляров. По мнению некоторых авторов, при наличии трех описанных выше признаков - принадлежность зубов (черепа) к монголоидной расе считается доказанной.

В случае, когда перечисленные основные признаки выражены нечетко или выражен какой-либо один из них, следует обратить внимание на некоторые второстепенные признаки, наблюдаемые у представителей монголоидной расы, такие как смещение верхних боковых резцов вовнутрь по отношению к средним, наличие на жевательной поверхности нижних моляров дополнительных бугорков, относительно короткие корни моляров.

При слабовыраженных основных признаках или при наличии нескольких второстепенных, следует думать о смешанной расе - или европеоидно-монголоидном метисе, или представителе одной из народностей, сложившейся в далеком прошлом при смешении европеоидной и монголоидной рас (казахи, хакасы, мари и др.).

Если признаки, присущие монголоиду, отсутствуют, следовательно, речь может идти о принадлежности исследуемых зубов к европеоиду.

16.3. Установление принадлежности к полу.

Весь скелет женщины построен вообще более изящно, он меньше и легче, чем у мужчины. Каждая отдельная кость, равно как и размеры скелета в целом, у женщин меньше. Исключение в этом отношении составляют размеры женского таза, которые больше размеров мужского. Кости женского скелета тоньше мужских, поверхность их ровнее, глаже. Суставные концы костей, бугристости и шероховатости на мужском скелете выражены значительно резче. Особенно это относится к длинным трубчатым костям, костям таза и черепа.  

16.3.1. Установление принадлежности к полу по строению костей черепа.

При определении принадлежности к мужскому и женскому полу прежде всего принимают во внимание характер строения черепа и его размеры. Существуют особенности строения черепа, позволяющие отличить мужской череп от женского, проявляются они в следующем:

1) Как правило, размеры мужского черепа больше, женский череп легче и по своей форме ближе к детскому.

2) Мужской череп отличается от женского большей развитостью и угловатостью своих очертаний за счет наибольшей выраженности бугристостей и шероховатостей в местах прикрепления шейных, затылочных, височных и жевательных мышц. На женских черепах бугристость и шероховатость выражены менее четко, поверхность костей черепа более ровная и гладкая.

3) Наружный затылочный бугор, надбровные дуги и надпереносье больше развиты на мужских черепах, лобные и теменные бугры - на женских.

4) Глазницы у мужчин более низкие, обычно прямоугольной формы, верхний край их утолщенный, тупой; у женщин глазницы выше, приближаются к округлой или овальной форме, верхние края их по сравнению с мужскими более тонкие и острые.

5) Нижняя челюсть у мужчины больше и тяжелее, с отчетливо выраженной бугристостью в области углов и нижнего края внутренней поверхности подбородка.

6) Для мужских черепов более характерен скошенный кзади лоб, преходящий в темя округлой формы, нередко с наличием возвышенности по ходу стреловидного шва; для женских - лоб более вертикален, переходит в плоское темя.

7) Носолобный угол на мужских черепах в большинстве случаев выражен отчетливо, лобно-носовая точка углублена; на женских черепах переход от лобной кости к костям носа совершается более плавно, лобно-носовая точка чаще не углублена.

 

16.3.2. Установление принадлежности к полу по строению костей таза

Основные признаки, характеризующие половую принадлежность таза показаны в таблице 1.

Таблица 1

 ЖенщиныМужчины
Общий вид тазаШире и нижеУже и выше
Крылья подвздошной костиПоставлены более горизонтальноПоставлены более вертикально
Нижние ветви лобковых костейСходятся под углом 90-100 градусов, образуя лобковую дугуСходятся под углом 70-75 градусов, образуя лобковый угол
КрестецКороче и шире, слегка изогнут, по форме приближается к равнобедренному треугольникуУже и длиннее, сильнее изогнут
Большая седалищная вырезкаШире и образует почти прямой уголУже и образует более острый угол
Запирательное отверстиеИмеет вид треугольника, обращённого вершиной кпередиОвальной формы, с основанием, обращённым вверх
Вертлужные впадиныДиаметр в среднем равен 46мм., расстояние между ними большоеДиаметр в среднем равен 52 мм., расстояние между ними меньше
Суставная поверхность крестцово-подвздошного сочлененияРаспространяется на II позвонок крестцаРаспространяется на III позвонок крестца
Форма полости малого тазаЦилиндрическаяКонусообразная

 

16.4. Другие особенности

У женщин угол между телом и шейкой бедренной кости менее тупой и более близок к прямому, чем у мужчин, чья шейка бедренной кости круто задрана вверх под тупым углом к телу кости. Грудная кость у мужчин относительно длиннее и уже, чем у женщин.

 

16.5. Установление возраста

Для определения приблизительного возраста нужно принимать во внимание не отдельные части скелета, а все без исключения кости, которые содержат важнейшие признаки для оценки возраста. Это, в первую очередь, череп, зубы, конечности тела, таз (состоящий из обеих тазобедренных костей и крестца), позвонки.

При определении возраста следует избегать точных оценок, до года, и пользоваться теми временными рамками которые предложены ниже.

 

16.5.1. Установление возраста по строению черепа

Череп человека состоит из шести костей: лобной, двух теменных, двух височных и затылочной, соединенных между собой швами. С возрастом швы становятся менее выраженными.

Между 20-30 годами они начинают зарастать в обелионной части стреловидного шва и частично в височной части венечного шва. В возрасте 30-40 лет этот процесс уже отчетливо выявляется в височной части венечного шва, в верхушечной и задней частях стреловидного шва. Подбородочное отверстие постепенно выравнивается. До 30 лет оно находится в середине, а с 40 лет - верхней трети нижней челюсти.

После 40 лет постепенно начинают закрываться глазничные и височные части клиновидно-лобного шва, нижняя часть затылочно-сосцевидного шва, брегматическая часть стреловидного и венечного швов, средняя часть затылочного шва с обеих сторон и клиновидно-теменной шов.

С 50-55 лет процесс зарастания распространяется на другие участки швов черепа. При определении возраста по черепу необходимо иметь ввиду возможность преждевременного зарастания швов обусловленных возникновением некоторых тяжелых заболеваний.

16.5.2. Установление возраста по строению зубов

Наиболее эффективным методом определения возраста по зубам является установление степени их сношенности. Существует ряд исследований по этому вопросу. Для решения практических задач в военной археологии вполне приемлемо использование данных М.М. Герасимова по этому вопросу (см. таблицу 2).

Таблица 2

возрастрезцыклыкималые коренныепервые большие коренныевторые большие коренные
10-13

стирание ещё не началось

13-140-10000
14-1610100
16-181-21110
18-202-32221
20-252-32222
25-30322-32-32
30-3532-32-332-3
35-403333-43
45-503-43-43-443-4
50-604-54454-5
60-705-655-65-66

0 - стирания нет; 1 - потерта только эмаль; 2 - стирание бугорков; 3 - стирание затронуло дентин; 4 - стирание коснулось зубного канала; 5 - стирание достигло полного сечения коронки; 6 - полное стирание коронки.

Прорезывание зубов мудрости происходит в период между 18 и 24 годами, в 20-25 лет они прорезаются полностью, но еще не до конца развиты. К 25-30 годам зубы полностью сформировались (32 зуба).

16.5.3. Установление возраста по костям скелета

15-19 лет

плечевая кость - контуры довольно гладкие, округлые, легкие. Эпифиз отделен от диафиза щелевидным пространством.

бедренная кость - контуры кости округлые, шероховатость остается лишь в области шейки и большого бугра. Эпифизарная щель хорошо выражена, и эпифиз легко отделяется от диафиза до 18 лет. Окостенение эпифизарной линии наступает между 18 и 20 годами.

20-29 лет:

плечевая кость - эпифизарная щель в виде узкой линии заметна до 23 лет, после 23 лет она сохраняется лишь у нижнего края головки.

бедренная кость - поверхность кости в основном гладкая, за исключением небольшой шероховатости, наблюдаемой в области передней шейки.

подвздошная кость - крыло подвздошной кости к 25 годам полностью срастается с подвздошной костью.

позвонки - отчетливо различимо лучевидное расположение граней позвонков, к концу десятилетия оно постепенно сглаживается.

лобковая кость - чуть-чуть начинает стираться волнистый рисунок на овале лобковой кости, к 30 годам исчезает, и кость становится неравномерно шероховата.

крестец - поперечные пластины крестца снизу начинают смыкаться от нижней к верхней (первый крестцовый позвонок) и могут к 25 годам быть уже сросшимися.

С достижением 25 лет рост костей завершается, а ребра уже полностью сформированы.

30-39 лет:

плечевая кость - поверхность кости гладкая, но в области большого и малого бугров иногда появляется угловатость контуров. Эпифизарная линия - в виде узкой полоски, исчезающей после 34 лет.

бедренная кость - ямка головки становится глубже и приобретает более выраженную очерченность. Границы головки и шейки сливаются.

позвонки - лучевидное расположение плоскостей позвонков полностью исчезает и уступает место неровным верхним плоскостям.

крестец - поперечные пластины крестца до 35 лет еще хорошо различимы, но к 40 годам разглаживаются и становятся абсолютно гладкими, стыки крестцовых позвонков уже не различить.

лобковая кость - становится гладкой.

40-49 лет:

плечевая кость - до 45 лет кость имеет округлую форму. После 45 лет она становиться менее гладкой за счет появляющихся мелких выступов и шероховатостей.

бедренная кость - на поверхности шейки неровности и шероховатости. Края ямки шероховатые и острые. Эпифизарная линия полностью отсутствует.

50-59 лег

плечевая кость - поверхность кости грубая, с множеством мелких отверстий, наростов и валиков, гребни большого и малого бугров четко выражены. Поверхность кости в целом становиться шероховатой.

бедренная кость - вся поверхность кости становится шероховатой. В области головки и обоих вертелов появляются костные выступы. Ямка головки отчетливо выражена, её края острые, иногда округлые.

60-69 лет

плечевая кость - поверхность кости шероховатая, пористая, контуры угловатые. Гребень кости грубый, четко выраженный.

бедренная кость - увеличивается количество пористых дефектов, шероховатость кости нарастает.

тазобедренный сустав - к 60 годам и старше вертлужные впадины уплощаются и становятся менее глубокими.

свыше 70 лет

плечевая кость - описанные выше явления прогрессируют.

бедренная кость - особых изменений по сравнению с предыдущим десятилетием не происходит.

У левшей левая ключица развита сильнее, чем правая. Выступы для прикрепления мускулов на плечевой кости левой руки отчетливее, чем на правой плечевой кости. Левая плечевая кость по сравнению с правой рукой не короче и не слабее правой.

16.6. Определение роста по трубчатым костям

Чтобы установить по возможности точнее размеры тела погибшего, нужно замерить бедренную кость, локтевую кость и большую берцовую кость и взять среднюю величину согласно таблицы для определения роста. Если какая либо из них отсутствует можно взять любую другую трубчатую кость, данные о которой есть в таблице. Замеры кости нужно проводить по возможности точно, отклонение не должно превышать двух миллиметров.

16.7. Определение повреждений костных останков

После проведения замеров скелета следует обратить внимание на ранения, переломы, как зажившие, так и нет.

После наступления смерти в госпиталях полагалось производить вскрытие трупов для установления причин смерти. При этом чаще всего проводилось вскрытие черепа в плоском разрезе пилой от надбровных валиков до швов соединения теменной и затыльной костей на противоположной стороне, иногда проводилось также снятие свода черепа в треугольной форме. Поэтому наличие следов вскрытия черепа, ампутированные или отсутствующие конечности, обнаруженные гипсовые повязки указывают на то, что солдат умер в госпитале.

16.8. Оформление документации

Для документирования поисковых и эксгумационных работ предлагается использовать несколько форм документов, каждый из которых фиксирует определенный этап работ:

• при проведении поисковой разведки проводится рекогносцировка местности и составляется протокол осмотра захоронения (могилы, кладбища), к которому прилагаются фотографии захоронения (кладбища) с двух различных точек съемки, по два экземпляра каждой фотографии;

• для проведения эксгумационных работ необходимо разрешение местных органов власти и управления, и Госсанэпидемнадзора;

• приступая к эксгумационным работам составляется акт о начале работ;

• эксгумация захоронений военнослужащих сопровождается составлением на каждое захоронение протокола эксгумации:

- для одиночных захоронений;

- для братских захоронений.

Если план-схема захоронения не умещается в протоколе, то он составляется в произвольной форме и прилагается к протоколу;

• при сплошной эксгумации останков на воинском кладбище составляется протокол и план кладбища с указанием рабочих номеров могил;

• по завершению эксгумации составляется акт об окончании работ.

Протоколы эксгумации заполняются тщательно, разборчиво и со всеми подробностями (место расположения, место перезахоронения, сведения о погибшем и т.д.), подписываются лицами, проводившими эксгумацию и заверяются подписью и печатью представителя местных органов власти и управления или военного комиссариата;

• протоколы составляются в трех экземплярах, первый экземпляр передается представителю местных органов власти и управления, второй - в вышестоящую инстанцию, третий - остаётся в организации, проводившей эксгумационные работы;

• оформленные протоколы эксгумации защитников Отечества хранятся в архиве отряда, а данные из них направляются в поисковый Центр “Судьба” для занесения в базу данных.

При обнаружении в ходе работ неизвестных советских, итальянских, немецких или иных воинских захоронений, заполняются протоколы для их учета и последующего благоустройства или перезахоронения. При этом составляется план места расположения захоронения (кладбища) с указанием сторон света, ближайших дорог, населенных пунктов, рек, отдельных домов, дорожных указателей. Протоколы высылаются или передаются Ассоциации “Военные Мемориалы” как организации, уполномоченной Правительством РФ на выполнение задач, вытекающих для Российской стороны из заключенных международных соглашений.

 Заключение.

Завершая рассмотрение комплекса криминалистических мероприятий в Долине Смерти, необходимо постоянно помнить и о том, что фактически законы государства на территории Долины не действуют, милиция и врачи находятся очень далеко, и рассчитывать на их помощь в чрезвычайных ситуациях не приходится. Единственным реальным законом остаётся “тайга закон, медведь хозяин”. Поэтому лучше всего полагаться на собственные, и только, силы.

Как правило, сталкеры нередко на своём пути в Долину и обратно маскируются под обычных туристов, охотников, рыболовов, но опытный человек практически всегда опознает следопыта в толпе.

Милиция старается задержать выходящих из Долины людей только на границе с цивилизацией или на вокзалах, не предпринимая активных попыток проникнуть вглубь территорий и выяснить, что там действительно происходит. И это понятно - сталкеры превосходно вооружены всеми видами трофейного оружия, знакомы с наукой выживания в экстремальных условиях не хуже спецназовцев, склонны к индивидуализму и партизанщине, знают местность как свои пять пальцев.

В отличие от поисковых отрядов, работа и быт которых освещается средствами массовой информации довольно широко (следует отметить, что делается это зачастую поверхностно и необъективно), о деятельности тех, кто действует в Долине на нелегальной основе, нет абсолютно никакой достоверной информации - только слухи и домыслы. Тем, кто пожелал бы заняться практическим исследованием проблемы Долины Смерти, нелишне будет знать об основных правилах техники безопасности при посещении мест проведения поиска.

Место для разбивки лагеря в Долине Смерти выбирается с учетом общепринятых правил, соблюдаемых в туристических походах. Вся территория лагеря и место под костёр должны быть предварительно обследованы с помощью металлоискателя на предмет отсутствия взрывоопасных предметов. Ставить лагерь на минном поле и разводить костер на снаряде - неблагородный риск.

Не рекомендуется разводить костры на старых, неизвестно кем использовавшихся кострищах. Кострище на временном или базовом лагере искателей можно отличить от кострища туриста или охотника по наличию большого количества обгорелых разорвавшихся патронов. Существует традиция ставить каску или котелок с россыпью патронов на костёр. В старом кострище могут остаться заложенные и неразорвавшиеся патроны и детонаторы. Лагерь сталкеров можно опознать по оставленным ненужным находкам, раскрученным и разминированным снарядам и минам, обилию стреляных гильз от найденного и современного оружия.

Некоторые посетители Долины прибегают к минированию кострищ. Цели различны - это может быть физическое устранение конкурентов или простая проверка на бдительность тех, кто соберётся развести свой костёр на заминированном кострище [29].

Дрова для костра тоже следует проверять. Пренебрежение этим правилом может привести к трагическим последствиям.

Если в Долине горит костёр, а около него никого нет, то ни в коем случае не надо подходить к костру - возможно, пять минут назад кто-то положил в него снаряд, и взрыв произойдёт именно тогда, когда человек подойдёт к этому костру.

Неприятности, как правило, происходит только тогда, когда новички пытаются умышленно разобрать боеприпасы, не имея для этого необходимого опыта. Сама по себе мина, граната, снаряд, произвольно не взрываются.

Многие сталкеры приходят в Долину Смерти не для проведения работ - активно отдохнуть, пострелять по каскам, предаться ностальгическим воспоминаниям о различных запомнившихся моментах их деятельности. Являясь специалистами по видам вооружений времён Второй Мировой войны и сапёрами экстра-класса, сталкеры прекрасно осознают, что торопиться им некуда - государство вряд ли предпримет конструктивные меры по ликвидации Долины Смерти как явления, по освобождению территории страны от незахороненных человеческих останков и взрывоопасных предметов. По предварительным оценкам, при нынешних темпах поисковых мероприятий на местности, проводимых энтузиастами несколько раз в год, для того, чтобы опустошить Долину, потребуется не менее сотни лет. За это время сохранность железа и останков станет намного хуже, но люди не перестанут ходить в Долину не смотря ни на какие запреты и ограничения административного и уголовного характера, устанавливаемые государством.

В последнее время всё больше людей из стран Западной Европы, в частности, из Германии, занимаются комплексным изучением истории своей страны и своего народа в период Второй Мировой войны. Некоторые российские сталкеры успешно организовывают индивидуальные или групповые экскурсии в рамках экстремального туризма для своих единомышленников из других стран по местам сражений советско-германских войск, и зарабатывают проводниками в этих турах весьма немалые деньги.

Конечно же, не один фильм, не один репортаж в газете или по телевидению, ни один устный рассказ не произведёт такого грандиозного впечатления на простого человека, как непосредственное участие в экспедиции в Долину Смерти. Поэтому с каждым годом всё новые и новые группы сталкеров отправляются в свой первый поход, после которого почти все стараются вернуться туда ещё и ещё раз - словно бы люди слышат зов, которому невозможно оказать сопротивление.

В конце декабря 2001 года Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин отвечал в телевизионном эфире на самые разнообразные вопросы граждан страны. Автор данной работы отправил свой вопрос Президенту России по электронной почте. Вопрос дословно звучал так:

"Уважаемый Владимир Владимирович!

Я студент 5-го курса юридического факультета, готовлюсь к защите диплома, посвящённого исследованию последствий Второй Мировой войны на территории Российской Федерации.

Земля Новгородской области и других регионов России буквально усеяна незахороненными останками советских и иностранных военнослужащих вперемешку с оружием и боеприпасами, оставшимися со времен Великой Отечественной, несмотря на то, что с официального окончания войны прошло более 50 лет.

У меня вопрос: собирается ли государственная власть в России провести разминирование мест боевых действий той войны, собрать по лесам и болотам все без исключения безымянные останки защитников Отечества, установить личности убитых и отдать последние почести павшим?

Спасибо".

К сожалению, ни в прямом телеэфире, ни после него, ни первое должностное лицо нашего государства, ни кто-либо из его подчиненных так и не ответил на поставленный вопрос, и скорее всего, ответа так никогда и не будет.

  Использованные источники и литература:

  1. Приказ РВС от 14 августа 1925 года № 856. “О введении в действие Инструкции по использованию медальонов с личными сведениями о военнослужащих РККА и флота”.
  2. Приказ НКО СССР от 15 марта 1941 года № 138. “О введении в действие Положения о персональном учете потерь и погребении погибшего личного состава Красной Армии в военное время”.
  3. Приказ НКО СССР от 7 октября 1941 года № 330. “О введении красноармейских книжек в тылу и на фронте”.
  4. Приказ НКО СССР от 4 апреля 1942 года № 106. “О введении в действие Инструкции по уборке бывших полей сражения”.
  5. Памятка по боеприпасам, применявшимся в период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг., способам их обнаружения. М. – 1962 год.
  6. Газета “Известия” от 2 июля 1975 года. Московский вечерний выпуск.
  7. Пашкова В.И., Резников Б.Д. Судебно-медицинское отождествление личности по костным останкам. Издательство Саратовского университета, 1978 год.
  8. Директива Министра обороны СССР и Начальника Главного Политического Управления Советской Армии и Военно-Морского Флота от 9 мая 1988 года № 30. “Об оказании помощи местным советским органам в работе по увековечению памяти защитников Родины”.
  9. Постановление Коллегии Министерства обороны СССР и Бюро ЦК ВЛКСМ от 19 октября 1988 года №17/5а. “Об усилении работы по увековечению памяти защитников Родины, воспитанию молодёжи в духе гражданственности и патриотизма, готовности к выполнению воинского долга”.
  10. Всесоюзный координационный совет поисковых отрядов, работающих по увековечению памяти погибших защитников Родины, при ЦК ВЛКСМ. Методические рекомендации, опыт работы поисковых отрядов. Выпуск второй, Москва, октябрь 1988 года.
  11. Методические рекомендации по работе поисковых отрядов. Новоблстат. 1988 год.
  12. Всесоюзный координационный совет поисковых отрядов при ЦК ВЛКСМ, работающих по увековечению памяти защитников Родины. Информация, опыт работы, методические рекомендации, проекты. Выпуск третий. Новгород, апрель 1989 года.
  13. Указ Президента Союза Советских Социалистических Республик от 8 февраля 1991 года “О дополнительных мерах по увековечению памяти советских граждан, погибших при защите Родины в предвоенные годы и в период Великой Отечественной войны, а также исполнявших интернациональный долг”.
  14. Газета “Память Отечества”, от 23 февраля 1991 года №1. Орган Калужского патриотического объединения поисковых отрядов.
  15. Газета “Смена” от 5 мая 1990 года №18 (8980). Орган Смоленского обкома ВЛКСМ.
  16. Газета “Ленинский путь” от 11 мая 1990 года №75 (14816). Орган Вяземского горкома КПСС, городского совета народных депутатов Смоленской области.
  17. Постановление Правительства Российской Федерации от 16 декабря 1992 года № 979. “О подписании Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Федеративной Республики Германии об уходе за военными могилами в Российской Федерации и Федеративной Республики Германии”.
  18. Закон Российской Федерации “Об увековечении памяти погибших при защите Отечества”. Патриот, №4. 1993 год.
  19. Жук А.Б. Справочник по стрелковому оружию: Револьверы, пистолеты, винтовки, пистолеты-пулеметы, автоматы. М.,1993 год.
  20. Форма одежды и знаки различия Красной и Советской Армии. М.:1994 год.
  21. Соглашение между Правительством Российской Федерации и правительством Итальянской Республики от 27 января 1994 года. “О статусе мест погребения российских военнослужащих и гражданских лиц в Италии и итальянских военнослужащих в России, погибших во второй мировой войне”.
  22. Постановление Правительства Российской Федерации от 12 августа 1994 года №910. “О мерах по реализации Закона Российской Федерации “Об увековечении памяти погибших при защите Отечества”.
  23. Постановление Правительства Российской Федерации от 13 января 1995 года № 33. “О мерах по реализации межправительственных соглашений об обеспечении сохранности и порядке содержания российских (советских) воинских захоронений за рубежом и иностранных воинских захоронений в Российской Федерации”.
  24. Постановление Правительства Российской Федерации от 23 октября 1995 года № 1026. “Об организации, уполномоченной Правительством Российской Федерации на реализацию межправительственных соглашений о воинских захоронениях”.
  25. Буньков С.П., Малиц В.Н., Смирнов Ю.А. Сборник материалов для руководителей поисковых объединений. Москва, 1995 год.
  26. Постановление Правительства Российской Федерации от 23 ноября 1996 года № 1397. “Об утверждении Положения о деятельности организации, уполномоченной Правительством Российской Федерации на реализацию межправительственных соглашений о воинских захоронениях”.
  27. Руководство по поисковым и эксгумационным работам. /В.Е. Мартынов и др./; Ассоциация “Военные Мемориалы”. - 3-е изд. Переработанное и дополненное. М.: ТОО “Люкс-арт”, 1997 год.
  28. Интернет - сайт Петербургского клуба кладоискателей klad.hobby.ru
  29. Интернет - сайт поискового отряда “Карельский вал” karel-val.narod.ru.
  30. "Оружие вермахта", Корниенко Вадим, Новосибирск, издательство "ИНЕСС", 1992 год.
 
« Пред.




(C) Все права защищены. 2001-2008 гг.




Rambler's Top100